Мария Круговая «Сделай мне приват»

«Порядок он тут хочет и трудовую дисциплину, — фыркала Бурая. – А здесь одни наркоманы и отбросы общества. Посмотри на нас! Мы ж клуб серийных самоубийц! Мы же все тут больные! А без распиздяйства работать невозможно! Иначе это будет уже не Интернет-конференция, а Макдональдс!»
Наши диалоговые окна с миром всегда заключались только в бумажках с водяными знаками, в смс. В мужчинах и женщинах, которые оставляли свой эпидермис под нашими ногтями.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ:
Произведение содержит ненормативную лексику!

Сделай мне приват

«Где-то на небесах мы все живем на видеосайтах Интернета, а Всевышний
заходит то на одну, то на другую страничку».
Чак Паланик «Невидимки»

Часть I

Притон разврата

«…где зачастую работают несовершеннолетние. Эти притоны разврата, именуемые «студиями», «видеоконференциями», «видеочатами» — не гнушаются использовать в качестве рабочей силы 16-ти, 17-ти а то и 15-ти летних детей! Большинство из них — приехавшие сюда с окраин России подростки, не имеющие родных и близких в Петербурге.»
Смотрите, эта девушка прикрывает лицо, не хочет, чтобы ее увидела мама. Раньше надо было стесняться!
«Да, это самый настоящий публичный дом, где иностранный гость может насладиться виртуальным сексом с русскими девочками или мальчиками. Стоимость минуты колеблется от полутора до пяти (!) долларов.
Как осуществляется работа? В сущности, это прямые видео-трансляции через интернет. Девушка садится напротив камеры, которая подключена к компьютеру, раздевается. Общение с клиентом происходит через обыкновенный чат, на английском языке. Клиент, владелец специальной членской карты, может попросить девушку сделать для него перед камерой все, что ему взбредет в голову. Как и в «сексе по телефону» клиент может представить себя человеком любого пола, внешности, возраста. Сотрудники наших спецслужб…»

— Оставь!.. может, нас по телеку скоро покажут, — с юродивым оптимизмом воскликнул Аланик.
— Кого-то тут скоро покажут в вечерних новостях с оторванной башкой. Кого-то, кто сильно много поговорить любит. Притон разврата…
— А что? – на кухню вошла квинтэссенция понятия «пидор». – Бурая, ну не бордель? Мне нет и 15-ти, кто тебе разрешал на работу малолеток брать? – Валюша почесал щетину, стянул парик жестом, выдающим многолетнюю манерность, швырнул его на стул так, как обычно дамы швыряют перчатки на стеклянный столик, и принялся деловито разливать спирт по стаканам.
— Твой выход, между прочим. Там фотка уже 15 минут висит. Закроют на хер.
Зашипела кола, влитая в спирт. Я прошлась, размяла ноги, примерила Валькин парик.
— Ну как я?
— Шаллава, — одобрительно закивали Бурая с Алаником.
— Валюта, — согласился Валюшка.

Каждая строчка основана на реальных событиях. Имена героев изменены. Все ситуации, люди и позы имели место в моей жизни в разные периоды времени, они всего лишь объединены моей больной фантазией в одну общую историю, а некоторые из них слегка додуманы и приукрашены. Текст, практически весь, состоит из диалогов. Иногда это очень легко читать. Пожалуй, даже слишком легко, потому что все это влетит вам в одно ухо и вылетит из другого. Я не претендую на то, что находится в середине.

Больные

— Марусь, вот ты скажешь, что я больной…
Мы с аппетитом поедали сосиски с бомж-пакетами, брызгались бульоном, втягивая в себя завитки прорезиненных макарошек.
— … я, знаешь, когда меня по-настоящему к нему потянуло, сам решил, что я больной…
— Так это вся студия знает, мы тут все не очень здоровые люди. И чего?
— Мы идем с ним по улице, и вдруг он останавливается и говорит: чувствуешь? От этого дома тепло идет? Я сначала не понял… решил, что он..
— Больной?..
— Ну типа того… а потом как накрыло меня! Чувствую – правда, тепло пошло от дома. Мы остановились с Эгоистом и минут двадцать стояли напротив этого дома, желтый обыкновенный такой дом на Ваське…
— Ал, может, вы на люке стояли? – брякнула я, хищно зыркая в тарелку Аланика.
— Ой, я вот к тебе как к другу к своему, Машка…. А ты…
А я? Все мы здесь друзья друг другу. Я, не мигнув, перегрызу тебе глотку, Ал, за сто долларов. И ты мне тоже. Я продолжала царапать вилкой в его тарелке.
— Ты, кстати, ничем не болеешь?
Да, я думаю, и за сто рублей…

Книга не содержит в себе ни одного факта, имевшего место в моей жизни. Только вымышленные ситуации, никогда не существовавшие люди и фальшивые хроники. Главную героиню зовут Маруся исключительно для потехи моего эгоцентризма. Люди, узнавшие себя на этих страницах, возмущенные или просто заметившие сходство, разочарованные, незаслуженно очерненные, не обижайтесь, пожалуйста. Просто вранье есть пошлая норма моей жизни.

Невзатяг

Энергетик с водкой не способствует разрешению любовных треугольников. Но нам с Валюшей было насрать. Задача стала еще сложнее, когда выяснилось, что треугольников у нас два. Мой и Валюшин.
— Он сам мне сказал: «Давай вместе жить!». Я ему объяснил популярно, что он не готов. А он говорит, что любит. Ну как вот такой проститутке верить теперь? Эгоиста этого нашел где-то…
Газовой плиты на нашей импровизированной кухне не было, а электрический чайник сломался. Вполне веское оправдание, чтобы не пить чай.
— Во-первых, наливай больше фиолетового.. ага… нам сидеть тут до утра еще. Во-первых, не где-то, а в интернете. Валя, ты же сам мандишься успешно, чего тебе жалко? Пусть мальчик погуляет, ему ж 18 лет.
— Зачем было про любовь? Я похож на подростка? – Валюша раскраснелся, сигарета не доставалась из пачки.
— Лана, пойдем работать, снимем тебе богатого мачо.
— Денег не прибавляется все равно. Только если в аське посидеть… Один тут приглашал в Москву….кхе-кхе … Ты бери… пойдем.

То, что вы начали читать – всего лишь смрадные потроха моей скучной жизни. Все события реальны, люди взяты не из комиксов. Я не писатель, а это — не культурная книжка про интересных людей и событий. Я с трудом подбираю слова для описания действий, которые вижу, и активно пользуюсь тезаурусом. Я – всего лишь поражающая своей мощью, глубиной и кругозором (это когда на все есть свое мнение) светлая личность.

Поехали

— Буурая!!! Бууурая! Мне не отойти, у меня дрочер! (уже вошедшее в интернет-сленг именование типажа, регулярно посещающего порно-сайты с известной целью — прим. Lit.Lesbiru.com) Глянь в словаре, как будет «тереться», ну … это как кошки трутся!..
— To rub. Пора уже знать такие вещи. Чего у вас там с ним?
— Не с ним, а с ней. Девочка у меня.
— Фига себе. Сколько сидит?
— Минут двадцать.
— Тебе повезло. Девочки обычно мозг не насилуют и не просят изысков. Ты голая?
— В джинсах и свитере. Эта совсем странная какая-то: двадцать минут уже, а мы о Грузии разговариваем.
— Бывает. Подожди, я сейчас гляну, может, на халяву прорвалась.
— Ну как?
— Платит. Сколько уже?
— 45 минут. Полет нормальный, снимаем маечки. Мне уже самой невтерпеж.
— Можно поглазеть-то хоть?
— Бурая, иди в жопу. У меня уже почти любовь.
— Не пиши е-мейл в чате, напиши на листке бумаги и покажи в камеру. Или напиши, но вместо «собаки» — какой-нибудь другой символ. Это если надумаешь с ней роман крутить. Потаскуха.
— Она уже мне билет в Амстер оплачивает. Гы-гы. Я те привезу самокрутку.

— Сколько?
— Час тридцать пять. Платит?
— Платит, платит. Чего они в тебе находят только?
— Бурая, занавеску дерни на место – я вижу все. Как дети, ей-богу.
— Ты kinky red haired whore («смешная рыжая шлюха» — прим. Lit.Lesbiru.com).
— Нравлюсь?
— Манюня, повышение только за секс с администратором.
— Странно, всегда канал дешевый флирт. Кто у нас администратор нынче?
— Я.
— О. Я, кажется, не хочу повышения. Мне вот блядская работа как-то ближе.
— Сейчас кому-то будет неожиданно вырублено электричество, и кто-то будет лишен возможности ПМЖ в Голландии.
— Посмотри, кстати, платит?
— Да. Уже 2 часа 56 минут. Ты мой передовик производства. Чего ты ей там впариваешь-то?
— Про свит титс, там, про ее смарт фингерс ин май хот пусси… бла-бла…
— А она?
— Ммммммм…еее… и прочую нецензурщину. Слышь, не мешай общаться двум интеллигентным, блядь, девушкам.

12:30 раннего утра. Мы выползли из студии сонные, полуслепые, похмельные. По нам здесь явно соскучились: солнце резануло по нашим расширенным зрачкам так, что нам пришлось вернуться в подворотню и минуты три там таращиться на стены и грязные сугробы. На чистые сугробы было смотреть больно.
— Весна…. идет… Весне…. дорогу…
— Где весна-то?… Снега по колено.
Лилит была единственным моим большим и настоящим другом во всем этом тараканнике. Так считала я. Что там она себе думала о нашей придурковатой дружбе, я не знала. Предложение «по кока-коле на язву» было принято. Говорить не хотелось. Пальто шлепалось мокрым краем о штанину. Я стиснула зубы и сделала резкий вдох. Это мой любимый трюк: в пьяном виде или с похмелья, словом, когда максимально искажено сознание и вкусовые ощущения, нужно быстро и сильно втянуть в себя носом свежий чуть морозный воздух. Только так я чувствую, чем пахнет Петербург, его миллиард ароматов, его кондитерские и зассанные подворотни, его фабрики крупские, его мокрые асфальты, шавермы, его зЕмли и нЕба. Жадно, как первитин или гашиш, я вдыхаю его весь за несколько секунд. Держу-держу, пожираю его, потом лениво, с легкой судорогой отпускаю. Чем не секс?

***

Таня-Три-Икса была девушкой маленькой и очень худенькой. Нет, вы что-то недопонимаете: она была не то что бы маленькой худышкой, она была просто неприлично крошечная. Чуть косоватые глаза, ясное красивое лицо, фигура… я просто изнывала от желания защищать эту фигурку и огромными пальцами своих лапищ держать ее за талию. Это было просто демонически пропорциональное тело. Она могла быть успешной стервой с такой внешностью, но, к моему ужасу, у нее был настолько ПРАВИЛЬНЫЙ характер, что мне всегда казалось, будто она специально корчит из себя мой идеал девушки. Я постоянно искала в ее мягкости и покорности какое-то хитрое движение, хотя бы чуть дернувшиеся ноздри, металлическую блестку стеба в глазах, что-то, что выдало бы ее уловку. Таня-Три-Икса обладала диковинной для девушки самодостаточностью и неприметностью. Она везде носила с собой маленькую пепельницу, скажешь ей: «Не мешайся-ка пока, посиди вон в том углу», так она сядет, достанет маленькую книжечку, пепельницу, будет ее читать и покуривать себе. Даже если ты забудешь о ней на 4 часа, она ни разу не дернет тебя за рукав, не будет скулить, а потом еще скажет, что чудесно провела это время. Ну фантастическая девушка! Никаких от нее огрызков, мусора, фантиков, претензий. Я тоже пыталась было таскать с собой маленькую пепельницу, но постоянно стряхивала пепел мимо, забывала выкидывать из нее окурки, и громко на них материлась. Бросила я это дело после того, как эта полная пепельница открылась в моей сумке. Как-то Таня поразила меня и Валюшу тем, что достала (откуда?!) прямо на улице коробочку красного вина. Небольшую такую коробочку. Понятное дело.

***

Бурая, я, Лилит и Таня-Три-Икса возлежали роскошными мешками с тушенкой на двух диванах. Занавески, мнящие себя стенами, были завязаны узлами так, чтобы не мешать нам общаться. Рабочие места были переоборудованы нами в огромную спальню, в темноте интимно мерцал порносайтом монитор: Бурая работала в любом состоянии.
— Суки румынские!
— Да ладно, Ленин сказал делиться, — я перевернулась на живот.
— Делиться, но не пиздить же хлеб у сестер-славянок!…
— Какие они те сестры-славянки? Не ной, мы другой сайт найдем!
— Да надоело уже: ищешь-ищешь, потом приходит Польша или там эта… Румыния и говорит: «Ой…. Какой очаровательный ничейный сайтик! Будем тут жить!». Заколебали, проститутки.
— Но с другой стороны, — Таня аккуратно посмотрела на Бурую, — они же не крадут явки и пароли, они сами его находят. Просто чуть позже, чем ты….
— Надоело уже работать в условиях жесткой конкуренции, — голосом первомайской демонстрации заключила Бурая. Она была моделью старой школы, умела тонко общаться с мембером (посетителем, зарегистрировавшемся для вхождения в платный видео-чат — прим. Lit.Lesbiru.com), писала дико возбудительные дискрипшны на комнаты (краткие анонсы — прим. Lit.Lesbiru.com), кокетничала, но с раздеванием медлила всегда. – Либо пенетрэйтай себя дилдой в эссхоул, либо мембер хэз лэфт. Вот как тут жить? Валюша уже начал дурака валять, больше сетевым блядством занимается, чем работой. Я понимаю, надоело, я всех понимаю… Давно, кстати, они уединились там?
— Валюшу не тронь, – Лилит и я испытывали к нему особую нежность, — Валюша друг нам.
— Падррруга, — пискнула я.
— Они подруги, они вчера воон там у зеркала латину отжигали с Марусей. Маруся в красных носках до колена, Валюша с голым торсом. Отдалась бы обоим.
— Ну вот, видите? Кто-то еще премию за трудоголизм хочет… Работники…
— Для поддержания формы! – взвыла я. — Кому нужна девка с пролежнями и отсиженными ногами? (большая часть секс-чата состоит из переписки — прим. Lit.Lesbiru.com). А так мы пофоткались потом еще потные и румяные, гибкие и разогретые…
— Чего-то не вижу я тех фоток, — Бурая полезла в галерею, а я между делом уничтожила взглядом Лилит. Паша Морозова.

Таня-Три-Икса читала Зюскинда, карманное издание, разумеется.
— да… с личной гигиеной в старой Франции были трудности, — она приласкала нас всех взглядом кротким и умиротворяющим…
— Лиля, как вы тут с Текки йогами-хуегами занимались на рабочей кровати, так я молчу как партизан… — зашипела я.

Никогда она так не прыгала дверь открывать на звонок. Вообще, открывать дверь не любил никто: в теплой студии мы сидели полуголые, а дверь открывалась не на лестницу, а прямо на улицу, причем в проходной двор. Зимы были у нас холодные и недружелюбные, а проходящие мимо люди заглядывались на наши драные колготки и кружевное белье. В лучшем случае.

***

Лилит отступала назад медленно, сначала в прихожую, потом в зал с зеркалом во всю стену, затем, задевая попой узлы занавесок, шагнула на нашу сонную сумрачную территорию.
— Проходите, Тимур, — громко сказала она в коридор.
Молча, агрессивно и мистически бесшумно, словно танцуя давно разученный и отрепетированный танец, мы подскочили на кроватях, распустили пару узлов, раздвинули сдвинутые кресла, спрятали пепельницы, пакет и «Беломор» под диван, распихали кружки с колой по ящикам.
— Тимур у нас тут мемберы, я сейчас девушкам камеру дострою и выйду к тебе, — Бурая знала, что приват неприкосновенен («приват» — общение только между двумя людьми в чате, которое другие не видят — прим. Lit.Lesbiru.com). Даже эти бритоголовые хмыри не посмеют отогнуть краешек шторы и глянуть, что там делает модель. Для них это было уже каким-то критерием зрелости: «Что я бабы голой не видел, что ли? Работа есть работа».
Сколько раз нас спасал этот неписаный этикет – уже вспомнить сложно. Но сейчас большого нашего бандитского босса никто не ждал и в студии парил очень узнаваемый и понятный всем без исключения дымок.
— Тряпки жжем, смеемся, — выдавила Бурая и злобно крутанула набрякшими воспаленными белками. Затем громко добавила: — Вы, Тимур, на кухню проходите, мы сейчас.
На кухню вошли только мы с Бурой – у Лилит с Таней в срочном порядке пошел приват «и вообще». Тимур сидел, уперев два локтя домиком в стол, сцепив пальцы на уровне лица. Я отметила:
1. Пальцы у этого двухметрового полноватого детины на удивление тонкие и изящные.
2. Поза, которую он выбрал для размещения своей габаритной массы, очень не шла человеку настолько концентрированного бандитского вида. Так устраивается скорее преподаватель на лекции или следователь с, как минимум, высшим образованием, такую позу выбрал бы актер, сосредотачиваясь перед выходом на сцену.

-… нужно игрушек купить, штуки три хотя бы, стекло в солярии поменять, тряпки-швабры-пакеты для мусора, об этом я не говорю вообще! Здесь можно делать нормальные бабки, нужно только в порядок все привести. Я тут притащила вагон своих шмоток, пусть в них работают, мне не жалко, лишь бы шли деньги. Полотенца нужны, тут рядом прачечная, хорошо бы наладить с ней работу. А то кто будет стирать постельное белье? Ты будешь? Я буду? Она будет? – Бурая страстно продолжала склонять глагол будущего времени. «Они будут? Он будет?» — подумала я, допивая гадкий зеленый чай с жасмином.
Сейчас он спросит одним только словом. Сейчас одно только слово он скажет, ну когда же он скажет это одно слово? Это было бы так в духе ситуации.
— Сколько?
Е, бэйба. Я слушала, замерев с чашкой в руке.
— Долларов сто, — потупилась Бурая.
— А теперь слушайте меня внимательно, — сказал Тимур, доставая деньги. – У меня тоже есть ряд предложений к вам. – У меня похолодело за ушами. – Во-первых, я хочу, чтобы ты выкинула со студии Настю. Во-вторых, я думаю, что на студии должны находиться только те, кто в данный момент работает, плюс администратор. Это не гостиница, это не ночной клуб, это не публичный дом. Или, может быть, вы думаете, что это научно исследовательский институт, поощряемый государством? Я еще раз говорю, малейшая жалоба от соседей в милицию может стать для нас всех очень большим геморроем. – Он огляделся и посопел. — Только те, у кого в этот вечер или в ночь смена. Я не вижу графика на стене? У вас нет распорядка?
— У нас график в Exel, в компьютере. Я просто звоню девчонкам и напоминаю. – Бурая знала, что Тимур не силен в информационных технологиях.
— Хорошо. Могу я посмотреть комнаты теперь?
Я аккуратно поставила чашку на стол, стараясь попасть в липкий желтый кружочек на клеенке. Я тихонько встала. Я поймала на себе истошно умоляющий взгляд Бурой. В ванной весело занимались сексом Валюша с Алаником.
— Разумеется, Тимур. Я провожу?
Он повернул ко мне свое наспех скроенное лицо. Полуприкрытые крокодильи глаза посмотрели мне в мозг. Видимо, ничего не нашли в темноте.
— Маруся. С сентября у нас, — наконец представила меня Бурая.
— Мгм. Пойдем.

После тщательнейшего осмотра двух чисто прибранных комнат, идти нужно было в большую заднюю комнату. Идти нужно было мимо ванной. По очень тесному коридору. Почти прижимаясь ушами к двери, за которой, не стесняясь, в блаженном неведении плескались мальчишки. Я соображала, о чем поговорить.
— Бурая не сказала вам, но в большой комнате перегорели светильники. А лампочки у них очень необычные и дорогие. Пока так держимся, — я повысила голос, мы приближались к ванной, — то яркость подкрутим, то прищепками выкручиваемся… но…
— Сейчас посмотрим.
— Да вот, сейчас увидите. Ага. Заходите.
Мы миновали санузел, ставший на время гнездом развратных утех, табличку «Девушки и молодые люди! Чувствуйте себя как дома, но не забывайте, что это офис! Спасибо», вошли в мрачного вида спальню. Тимур посмотрел, посетовал на беспорядок, попросил не курить больше на рабочем месте, спросил «Сколько?», указав на лампы, и вышел снова в коридор.
И тут оно свершилось. Из ванной абсолютно голый вышел картинный Валюша. Его голову нежным одуванчиком венчал характерный махровый тюрбан желтого цвета. Вышел, закурил, развернулся в сторону открытой двери в ванную и заорал, перекрывая шум воды и продолжая начатый разговор:
— Со мной? Да ты посмотри на себя! Жених! Ты за себя не отвечаешь, хочешь, чтобы я за тебя отвечал?!! Я не буду!

Дверь в ванную с грохотом захлопнулась с той стороны. Мы остались наедине с голым Валюшей. Я подняла глаза на Тимура и озноб ужаса снова защекотал мне уши. Такой страшной картины я не видела в жизни. Он улыбался. Вы когда-нибудь видели, как улыбается кассовый аппарат?

— Кхе, — сказал Валюша. Мы проследили всю цепочку его душевных процессов: сначала он понял, что его видят, потом понял, что его видят голым, потом до него дошло, что это Тимур, и уже не важно, что его видят голым, важно, что его видят в нерабочем виде, вышедшим из ванной, где очевидно еще есть кто-то. – Здравствуйте. – И почему-то по-солдатски спросил, пряча сигарету: — Разрешите одеваться?!
— Одевайся.
Валюша вернул себе невозмутимый вид и гордо засеменил по коридору.
— Красивый, правда, — вывалилось из меня. – Наша лучшая модель.
— Да, я понял, Маруся, — Тимур устало тронул переносицу изящными пальцами.

***

— Блядь, порядок он тут хочет и трудовую дисциплину, — фыркала Бурая. – А здесь одни наркоманы и отбросы общества. Посмотри на нас! Мы ж клуб серийных самоубийц! Он что? Он понимает, что нормальные люди сюда работать не пойдут? При такой работе, понятно, большой процент отморозков и психологически неуравновешенных людей! Мы же все тут больные! А без распиздяйства работать невозможно! Иначе это будет уже не Интернет-конференция, а Макдональдс! – из-за шторы послышалось вежливое «кхе», — а кто-то пусть вообще молчит, престарелый ловелас! Убить кого-то тут мало за сегодняшний выход!!!
— Я ловелас?! – высунулся Валюша.
— А кто? Я? Я, может, потягиваю юные попки в душе в рабочее время?! – на это Аланик, будучи представителем юных попок, аристократично улыбнулся Бурой. Она гневно накинула дубленку с мехом на воротнике и сразу стала похожа на заведующую овощебазой в Купчино.
— Я знал? Вы сами там еле успели следы замести, а мне хоть бы кто стукнул!!
— Стукнуть тебе?! – заорала я. – Мы б тебе стукнули, если бы были уверены, что ты не вылезешь с криком на всю квартиру: «Какая сука поебаться не дает?!».
Занавеска возмущенно дернулась
— А ты, Бурая, это зря про больных!
— Мы, между прочим, людям помогаем. С тяжелыми психо-сексуальными проблемами, – обиженно сказала занавеска.
— Настю видел кто-нибудь? – решила я перевести тему.
— А тебя вчера не было?
— Нет. Вчера же вторник был.
— Вчера здесь Настя во всей красе выступала. Они с Валюшей на пару отличились.
— Опять Валюша. Изумительно. – Из монолога Бурой я узнала, что Насте было просто-напросто негде жить. Она орала, чтобы ей тут разрешили ночевать, Валя орал, чтобы она убирала за собой хотя бы и работала бы иногда, Бурая орала, что у нее здесь не приют бездомных шлюх и что кто-то сюда водит своих мужиков, что совсем не вяжется с ее, Бурой, понятиями о работе на видеоконференциях. В ответ на это Настя кинула в администратора чашкой. В нежно-розовеньких осколках Валюша признал свою чашечку. Тут я уже начала жалеть Настю.
— Мою любимую чашку, прикинь??
— Сердечком?
— Ну. Думал, убью суку. Подарок же.
— Потом она орала, что приведет ментов или бандитов, что нас тут всех убьют или посадят. Веселая такая девчонка.
— А в итоге чего?
— Взяла у Аланика 50 рублей в долг. Пошла жаловаться Тимуру на меня и на Валюшу. Администратор ни хера не делает, а Валюша избил бедную овечку…
— Ал, ты зачем ей денег дал? Она же не вернет никогда в жизни.
— Ну… у меня было, чего же не дать…
— Натурально сестра милосердия, — Бурая направилась к выходу. Затем остановилась и резко выдохнула: — Ладно, я домой, девочки. Иди целоваться, жрец греческой любви. Я сегодня приеду, куплю барахла всякого, будем убираться. Чтобы тут еще кроме меня три человека было. Двери, если эта мразь придет, ей не открывать… Что-то я устала… похудела как будто даже. Маруся, скажи, я похудела?
— Ты, Бурая, очень похудела. Иди домой, спать.
Мы все расцеловались. Лилит с Таней-Три-Икса мужественно сидели по комнатам. Светало.

— i wanna touch your hard dick … wanna suck you out!
— Mmmm… i wish you could feel how i want you…
— Wanna fuck me, bustard? Wanna fuck my hot sweet pussy??
— Yeah, i want you…
— Do you?!!
— Yeah…
— I can’t hear you, fuckin bustard!!
— I want your little beautiful pussy..
— Mmmm…. do you want me to put my pants down? Wanna lick my sweeeet pussy?
— Yes, my girl…
— I want your tongue… lick me … just… lick… my pussy…. my asshole
— U drive me crazy… i wanna see more of u..
— More? May be my neck?
— Yes.
— May be my hair?
— Oh…
— May be my knees?
— Mmm…..
— May be my tummy?

— Лилька, а потом ты приходишь в западную компаху устраиваться, скажем, референтом, а там сидит такой дядечка в галстуке и пиджаке, лысенький и старенький, и вещает тебе важным голосом: «Политика нашей компании в целом основана на…» Прикинь, а ночью на тиджис или кам-контактсе отвисает. Я всерьез не воспринимаю уже…
— Как Гриди? Смейтесь надо мной, смейтесь! Я старый, я толстый! Смейтесь, у меня встает!!! Бееее…. Тоже ведь босс чей-нибудь, его секретарши боятся!
— Шоу ми ёр пусси!!! ААА!!! Айм Каминг!!!

Больше всего я не люблю два вопроса: «чем занимаешься по жизни?» и «ты (она, они) – лесбиянка(и)?».
Мне абсолютно нечего ответить, к своим двадцати я уже давно перешагнула оба эти понятия. Я живу в атмосфере, где люди далеко за гранью гомосексуализма, вне области понятий морали, работы, проституции. Просто смешно было бы спросить Текки, лесбиянка ли она? И чем она занимается по жизни. Первое время стереотипы мои с оглушительным треском зарывались в густую свежесть настоящего и разнообразного порока. Вопросы: «А как же так можно?», «Если он педик, как же у него с девочкой получилось?» и «За деньги? Да ты же проститутка!!!» были нелепыми, никто на них не давал мне ответов и, со временем, я перестала искать их сама. Я приняла это как театр, как нелепую нашу изуродованную пьесу, где нет четких ролей. Поэтому я не могу сказать, чем я занимаюсь «по жизни». Зарабатываю деньги? Сплю с мужчинами? Сплю с женщинами? Имею творческое хобби? Живу одна? Живу с мужчиной? Употребляю ли алкоголь и наркотики? Курю ли? Это слишком сложные вопросы для меня, особенно, когда их задают вне рамок «разговора по душам». Студию я любила за то, что здесь никто никогда не задавал никаких вопросов вообще: юным амбициозным натурам, вроде меня, было намного интереснее рассуждать о собственных уникальных персонах, чем расспрашивать о других.
Тем нелепее мне казалась возникшая ситуация между мной и Новенькой — задавать такой вопрос здесь, вдали от правил, шаблонов и определений, в обстановке полного гендерно-культурного хаоса. Я не выдержала:
— Ты глупая?
— То есть – да?
— То есть – не твое дело.
— Ну точно, значит. Я ошибаться не могу. Я, знаешь ли…
— Не знаю.
— … сразу такие темы просекаю.
— Слушай, ты работать сюда пришла или темы просекать?
— Нужно же знать, с кем работаешь.
— Зачем?
— Для спокойствия.
— Успокоилась? Пошли.
Бурой всегда казалось, что у нас недостаточно моделей. Вот он, итог. По коридору за мной шло мальчишкоподобное существо с черными ледяными глазами, худым внимательным лицом и пирсингом в брови. В милитари-майке и ботинках, заставляющих питерских негров, не раз битых местными скинхедами, неприятно подрагивать. Оленька.
— Придешь завтра к десяти вечера. Одна или с парой?
— Одна.
— Ладно. Здесь будет Бурая, скорее всего. Она — админ, все тебе подробно объяснит. Паспорт принесешь. И любой другой документ.
— Бурая – это прозвище?
— Фамилия. По существу сегодня вопросы будут?
— Где мое рабочее место?
— Любое свободное. Но, учти, старших надо уважать. – Она кивнула и шагнула в нашу с Лилит комнату. На рабочем столе висела красноречивая фотка. Она растянула тонкие губы в понимающей ухмылке.
— Камеры можно посмотреть?
— Смотри.
— Микрофоны есть?
— Есть, но плохие.
— В солярии можно полежать?
— Пока нет, там стекло сейчас треснуло. – Она на ходу круто повернулась ко мне, и я чуть не врезалась в нее. Где Бурая таких высоких баб берет только?!
— Это у тебя свой цвет волос?
— Да, – хрипнула я. — У тебя опыт работы есть?
— Небольшой. А сколько тут платят?
— Тебе — пока 40%.

Казалось, Оленьку это не волнует в принципе: она уже смотрела куда-то мне за левое ухо.
— Там ванная, — сказала я ей в спину.
В ванной комнате она придирчиво осмотрела россыпь зубных щеток, паст, гелей для душа. На большом зеркале было написано красной помадой: «Уважаемые проститутки! Не замачивайте рабочее белье более чем на 1 (один) месяц! Воняет. Злая Лилит».
— Весело у вас тут.
— Уссышься.

Затем новенькая Оля сделала странную вещь. У нас в ванной всегда была подставка под зубные щетки с несчетным количеством гнезд. Никто, разумеется, ей не пользовался, избегая малейших ассоциаций с дисциплиной, поэтому щетки просто валялись «где чья?». Новенькая собрала их в один пучок и начала методично расставлять в свободные ячейки подставки поросячьего цвета в разводах мыла и зубной пасты. Она делала это не просто не торопясь, а как будто старалась продлить этот мистический акт как можно дольше.
— Как я и думала, — загадочно заключила она.
— У тебя есть цифровые фотки какие-нибудь?
— Нет.
— Я не сомневалась. Завтра вечером сделаем.
— А ты фотограф тут местный типа?
— Что-то вроде того. По совместительству.
— А где Бурая-то сегодня?
— Она вечером будет.
— А ты будешь?
— Я буду. Зачем тебе?
— Так. – Она равнодушно окинула взглядом помещение, как бы взвешивая в последний раз работать ей здесь или нет, и добавила: — завтра в десять.
Я молча разглядывала ее. От ведь… Занесло…

***

Валюша осторожно потрогал кнопочку на пылесосе, но это не помогло. Тогда он аккуратненько обошел его и тронул кнопочку на другом боку, попутно взглянув на свое искаженное отражение на блестящей выпуклой поверхности. Средним пальцем разгладил бровь.
— Да. Перегрелся.
Престарелый ловелас меланхолично потащил покорный пылесос за шланг на кухню.
— Перекур. Мой малыш хочет отдохнуть. Чего это у тебя?
— Пакеты для мусора с яблочным ароматом, туалетный утенок – с мандариновым, лимонный стеклоочиститель…
— О! Вот это вещь, — оживился Валюша, — припрячь до Нового Года, а то и на стол поставить нечего будет.
— Обойдешься, это нам для романтического девичника с Марусей.
— Марусь, ты в дальней убиралась? – обреченно спросил Валюша.
— Нет, еще.
— Ну будешь тогда вместо меня там, а я туалет помою. Только осторожно, там Натусик дрыхнет.
— Что за Натусик?
— Старая гвардия. – Пояснила Бурая. — Хорошая девушка.
— Бурая, ты бы пожрать лучше что-нибудь купила, — заныла я, — а не этой херни.
— Кстаааати… Херни, говоришь? – Бурая начала загадочно скалиться. – Девочки, я тут купила игрушек вам. Две штуки пока. Смотреть будем?

Мы с Валюшей, как два домашних кота, полезли носами в черный полиэтиленовый пакет, уже почти столкнулись лбами, когда Бурая выхватила пакет и начала раздавать нам подарки с новогодними прихватами.
— Вот, Машенька, это нам с тобой, — она гордо достала телесного цвета и негритянских размеров страпон с черными резиночками.
— Не, Бурая, даж не думай, — попятилась я.
— Смотри, Валюша, этот розовенький тебе.
— А вот эта фигня зачем?..
— Ой, девчонки, надо их помыть в тепленькой водичке с мыльцем, а то горько будет.
— А это с присосочкой, к стенке прилепил и наяривай…
— Не показывай на Вальке так – примета плохая…
— … или к стиральной машине…
— а ты презики купила? Надо же будет их сегодня это….
— Нет, Бурая, а жратвы надо было все-таки… — я потрепала ее по редковатым ярко-апельсиновым волосам.

На кухню влетела Лилит – деловая, румяная и прекрасная. Короткий сарафан в клеточку, с полукруглым детским кармашком, почти не прикрывал трусиков, полосатые гетры плавно перетекали по стройным ногам на высоченные каблуки. Вся эта красота составляла 187 см в холке.
— Чего вы тут разорались? – она приветливо почесала Валю грязной шваброй по голой коленке.
— Бурая хуев на студию купила, — говорю, — снабдила производство оборудованием.
— Маруськ, тут и пристяжной есть, смотри-ка, — она медленно перевела взгляд со страпона на меня. Нехороший был у нее взгляд, задумчивый.
— Бабы, вы чего, озверели?
— А что? Я всегда мечтала. Хоть разок, – неприятно заблестела Лилит.
— А вот и ничего, — Бурая взяла резиновую письку уверенной рукой и гордо потрясла над головой: — Рабочий инструмент!
— Инвентарь донбасского шахтера! – подхватила я.
— Даешь пятилетку в три дня, девочки, — мечтательно захлопал ресницами Валюша.
— Не уроним высокое звание рабочей молодежи!
— Даешь самоотверженный труд ради Отчизны и перевыполнение нормы нашей рабочей бригадой, — заорала я. — Лильк, ты чего притихла там? Чего это?

— Я вот мелочь тут нашла, пока прибиралась. 8 рублей, 20 копеек, нужно сделать копилку. Будет, корочь, благотворительный фонд у нас. Ручка есть?
— Не, ты погоди, — загорелась Бурая. – Надо распечатать. И крышку. Вон банку ту возьми. Пойдем, сделаю тебе… Давай, монеток добавим еще? У меня два рубля осталось…
— Скотч надо…
— На помаду и колготки, у меня в пальто пятак лежит, возьмите! — вставил Валюша, но мы с ним и с пылесосом уже остались одни. Кого на ум, а этих – на дело.
— На вот тебе пылесос. Иди в дальнюю, с Натуськой нашей познакомишься заодно. Если проснется…

Когда я осторожно открыла дверь в комнату, моему обонянию был нанесен жесточайший удар: в комнате стоял тугой дух застоявшегося табачного дыма и гусарского перегара.
«Хорошая девушка» покоилась в объятиях Морфея, ангельски улыбаясь ярко накрашенным ртом. Элегантное синее платье с блестками было культурно задрано над полноватыми, коричневыми бедрами. Не очень чистые ноги девушки в черных шпильках торчали врастопыр, над спинкой кровати. Я зачем-то внимательно оглядела подошву туфельки размера так сорок первого, но ничего выдающегося, кроме сплющенной серой жевательной резинки, не нашла. Это дивное существо спало, закинув руки за голову и уткнувшись носом в собственную кучерявую подмышку. Похожа она была на Зену — Королеву Воинов, Клеопатру и Лару Крофт одновременно.

— Хуясе Натусик… — обалдело промямлила я. Девушка, несомненно, была хороша, только очень уж… как-то… могуча. Я, на всякий случай, дотронулась до ее щеки и, не обнаружив щетины, успокоилась. В этом притоне разврата Наташенька могла вполне оказаться сорокалетним мужиком.
Я принялась сгребать в полиэтиленовый пакет пустые банки из-под дрянных химически опасных коктейлей. Я насчитала шесть пустых банок и одну наполовину початую. Натусик… Я вытряхнула пепельницу в тот же пакет и осторожно включила пылесос.

***

— И что теперь? – спросила Лилит. Мы упрямо мерзнем на ледяной набережной и глушим колу со спиртом из пластиковой бутылки в виде слоника.
— Ничего. Все кончилось. – Я пнула кусок серого смерзшегося снега ботинком.
— Может, сходишь туда?
Я покачала головой. Я хлебнула побольше.
— Завтра весна, — невпопад говорю я. Не давала мне эта весна сегодня покоя.
— Ой, Маруськ… — Лилит первый раз в жизни обнимает меня. Она намного выше меня ростом, намного больше в обхвате, намного мудрее в жизни. Поэтому объятие выходит очень материнским и провоцирующим. Мы так часто имитировали секс, я так подробно знала ее тело, а она — мое, настолько часто мы вместе выбирали ужин, подавали друг другу пальто, дружно красили волосы, что со стороны производили впечатление счастливой пожилой пары. И, несмотря на все это, мы ни разу не обнимались, крепко и судорожно, как сейчас. Ни разу так и не переспали. Ни разу не перешагнули. Она гладит и хлопает, и не успокаивает, и не стыдится за меня перед прохожими.
— Хочешь, устроим похороны? Возьмем коробку из-под обуви…
— Кремацию. За городом.
Все-таки Лилит — очень деловой человек. Она смотрит на меня с минуту.
— Сейчас надо ехать в «Сладкоежку». На Чернышевской.
Мне нечего возразить. Она надевает на меня капюшон. Она берет меня за руку и тащит по грязной набережной к метро.

***

— Кто там?
— Оля.
Вот было у меня херовое предчувствие. Я орудовала ключом в замке.
— Ну, проходи. Привет.
— Привет.
— Ты забыла? Тебе завтра нужно приходить.
— Так получилось.
— Ладно, попробуем сегодня тебя открыть. Документы есть?
— Ага. Чаю дадите?
— Дадим. На кухню иди.

Кухня вызывающе блестела чистой посудой и никелированными кранчиками. На микроволновке гордо стояла пузатая банка с надписью «Благотворительный фонд. Копейки не кидать».

— …под меня эту роль писал. Надо высушиться только опять, — Наташа похлопала себя по перезревшему пузику. За то недолгое время, что я знала Наташу, я поняла, что девушка болеет двумя вещами: бодибилдингом и кинематографом, и порядком достала нас этими своими аддиктами. Бурая слушала вежливо, а Оля пока с интересом. Лилит, как всегда, делала Полезное Дело – разогревала «овощную мороженую блевоту» в печке.

Мы обменялись взглядами муторного содержания в духе, что эта долбанная Оля сейчас чего доброго запросит овощей, а на всех не хватит, так и не хуй было приводить эту дуру на кухню, но в таком случае, шла бы сама тогда дверь открывать, раз такая умная.

— … короче, только у него начнет там уже все вставать, а я только уже раздеваюсь и тут – ррраз! – замираю и стою в какой-нибудь нелепой позе. – Наташа изогнулась, оттопырила перекачанную попку, напрягла рельефные икры. — Не моргаю, не дышу, жду. Этот пишет, что, мол, у него, кажется, комп завис. Сидим, ждем – он там, я тут – руки по швам, время идет, бабло капает. Потом начинаю отмирать потихоньку. Правда, в последний раз меня Аланик, пидорас, заложил – ввалился сбоку, водки просит. До хуя какой умный мальчик. – она сочно хлебнула из банки и по-бойцовски затянулась сигаретой.

Что-то безусловно давило на меня. Здесь, на этой кухне, меня явно держали за горло. В дверях показался Валюша, успевший уже где-то вздремнуть, отлежать щеку и оставить штаны. На нем была коротенькая рубашечка и помятая шапочка морячка с большим голубым помпоном. Вид заспанного Валюши напомнил мне, что я не спала больше суток, и теперь мне было очень трудно отделаться от этой мысли. Я поморгала, потянулась, зевнула. Зевнула еще раз. Все-таки мы много пили и курили всякой дряни.
«… как будто что-то тащится за мной… или кто-то… нужно пройтись… пройти. В комнату… чего ж ты вцепилось?…»
— Лилит, я спать.
— Чего?
— Спать. – Она пожала плечами и отвернулась к микроволновке.
Я потащилась на наш рабочий диван. Проваливаясь в тяжелый мутный сон, я поняла, что висело на моей штанине все это время. Черный глубокий немигающий взгляд.

Я забыла, когда в последний раз просыпалась не по будильнику. Поэтому открывать глаза не хотелось, а хотелось лежать на боку. Естественно, на другом боку. Я перевернулась и уткнулась носом в мягкое. Я чуть-чуть приоткрыла один глаз и увидела крупные волокна обивки дивана. Красные, черные, синие мохнаты… Рабочий диван, сколько я его помнила, был белым. Кожаным. И ничем никогда он не застилался. Что происходит? Я перевернулась на спину. Потолок наш. Занавески голубые. Рядом, как всегда, кто-то тихо переговаривался. Обивка. Я отодвинулась. Это был совсем незнакомый кулек, темных тонов, длиной с человеческий рост. Я поднялась, села, дотронулась до кулька. Кулек был человеком, и кулек явно спал мертвецким сном.
«Интересно, сколько времени?» — думала я, нашаривая туфли под диваном, «Окукливаются в твоей кровати все, кому не лень» — я вышла в коридор, посмотреть на часы и выяснить, кто остался на студии. «Наташа, вроде, выспалась, должна работать, Валька тоже, Бурая… Бурая вообще не спит…Оля, черноглазая блядь… » Я встала. Я не могла дальше идти. Я дальше идти не могла. Я впервые в жизни ощутила, как тошнота разливается по всему телу, тошнило даже локти и большие пальцы ног. Мы все мысленно готовы к этому. И будем готовы, если это произойдет через неделю, через месяц. Не сегодня. Не сейчас.
— Проснулась.
— Бери девку.
Теперь нас было шесть человек. Настя сидела напротив и изящно курила. Двое больших мужчин сидели слева и справа от меня. Один рядом с Новенькой.
— Бурая где? – я не узнала свой голос. И как это в фильмах они все такие мужественные и спокойные?
— Бурая выбросилась с седьмого этажа этого дома. – Так я узнала, что наш дом семиэтажный. – Наркотики, там, недосып, алкоголь, психика у нее чувствительная стала.
— Лилит? – наверное, мы все в душе мазохисты.
— Лилит здесь. Но тоже в плохой форме, – мне до одури ясно припомнился кулек в нашей кровати. Я поняла, что разрушаюсь, что мне очень хочется лечь.
— Живая?
— Думаю, уже нет.
— Ну и зачем? Денег тут все равно никаких.
— Киса, не все в жизни делается только ради денег. Некоторые вещи – ради чистого удовольствия. Ты спрашивай, спрашивай. — Подала голос Настя.
— Текки?
— Ее не застали, видишь ли, на студии, она улетела к бабушке в Новороссийск. Может, тебя Танечка интересует еще?
— М, — я вовремя закусила губу, но подбородок сам уже начал морщится, а рот пополз куда-то вниз. Кем надо быть, чтобы ее хотя бы ударить?…
Я зачем-то решила встать, просто забыла, что нельзя, наверное, просто на автомате встала, но тут же получила удар в правый бок такой силы, что больше встать я не могла. Ноги стали хрупкими как стекло, соображала я плохо, со мной явно о чем-то разговаривали. И было в этих словах что-то обидное. Я вообще как-то не сразу поняла, что меня методично и со вкусом избивают, видимо, я еще находилась под легкой анестезией после вчерашнего. Резкая боль снова прошила правый бок, еще… и еще… Я услышала, как звонит телефон Насти — она не брала трубку, и скользнула в глубокий беспомощный ужас.

Я с трудом разлепила веки и тут же слепила обратно. Надрывно пищал мобильный. Я резко выдохнула. Завела все-таки. Никогда в жизни спать не лягу больше. Отлежала ноги, печень остро болела, организм требовал минералки, перевернуться на левый бок, бросить пить, курить, нюхать и пописать уже наконец.

— Кошмары?
Вечно эта блядюга появляется, когда она так сильно нужна.
— Убирайся, — промычала я, не поворачиваясь.
— Я просто хотела пофотаться, в дальней комнате лампы не горят.
Хоспади, если ты есть… пусть она превратится в бутылку боржоми. Или в коробку сока.
— Олечка, я сдохну сейчас. Принеси попить.
— Может, убраться все-таки? Ладно, сейчас. – Шаги. Босиком. Шаги обратно. Запах теплой женской кожи.
— Пейте, больная.
Я наконец перевернулась на левый бок и жадно припала к протянутой емкости, не открывая глаз. Персиковый. Хороший мой.
— Где они? – я приоткрыла глаза и увидела темный сосок крупным планом. Процесс пробуждения потихоньку пошел.
— Бурая сканирует мой паспорт и водительские права… — она что, совсем голая что ли? Нет, в красных бусах… эти новенькие, ни стыда, ни совести перед ветеранами…
— Лиля твоя спит… — она почесала сгиб локтя. Красный маникюр, короткие ногти, белая кожа, черная графичная стрижка, скопированная, видимо, с Жанны Д’Арк…
— Натусик работает, — …нитка тоненьких красных бус, как порез на шее, мускулистая худая спина…
— Валюша курит в туалете… — узкие длинные кисти, совсем женственные, как укор ее мальчишеству. Чем она пахнет таким странным? Лимоном? Ванилью? Медом? Пыльцой одуванчика?
— Приходили Аланик и тихая девочка такая… забыла, как зовут… — она перегнулась через меня за коробкой сока и налила мне еще. Конечно, блин, мы не забудем коснуться невзначай кожей своей блядской… ароматной своей кожей.
— Таня зовут, — я послушно медленно пила сок. Какая же у нее горячая кожа. Интересно она везде такая горячая?..
— Где здесь сохранять?
— C, Gallery, Girls, папку со своим именем сделай, — я явно начала басить и это выдавало все мои мысли с потрохами.
— А это ваши? Ни фига себе!!!! Это у тебя такая грудь?? – заорала она. Ну, чему их в институтах учат?
— Грудь как грудь, – польстилась я. Она нагло изучала наши садо-мазо фотографии с Лилит. – Вот эта ничего. – Я сощурилась, на фотке красноволосая огненная Лилит держала меня за волосы сзади и тянулась поцеловать шею. – Тебе нравятся грубые девочки?
Я сглотнула. Она не сводила взгляда. Темного тугого тяжелого взгляда. Я взяла себя в руки.
— Ты тут если будешь всем теткам глазки строить, тебя надолго не хватит. Я-то, видишь, взгляд держать смогу, с остальными может плохо быть, – я осторожно встала и пошла в ванную, не упустив шанса снисходительно потрепать ее по щеке.
— Какой мне ник выбрать? – услышала я из-за дверей. — Не могу же я назвать папку «Оля».
Я сжала в руках сухую мочалку и позволила, наконец, своей роже улыбнуться так, как ей уже давно хотелось: широко и расплывчато. И обязательно морщить нос.
— Назовись Дарк.
— Как темный или как исторический персонаж?
— Как то и другое, – я пустила воду.

***

— Чайничек, пожалуйста.
— И все?
— И все.
Я прислонилась щекой к столешнице. Лилит молча курила.
— Мне холодно.
— Сейчас чай будет. Горячий.
— Мне холодно.
— Марусь, подожди, потерпи чуть-чуть.
— Мне холодно.
— Это ерунда все. Тебе нужно просто сделать глоток чая и все встанет на место.
— Я сделала уже много глотков. Мне холодно.
— Так. Давай без истерик. Ты же сука та еще. А? Ты же сама кого хочешь…
— Мне холодно.
— Молчи, пожалуйста. Я больше не могу тебя слушать.
«Мне холодно. Мне холодно. Мне холодно».
— Мне двадцать лет, Лилька. Эти проблемы мне не по возрасту. Я маленькая.
— Проблемы совершенно подростковые. Терпи. Спасибо. А можно еще пару ваших штруделей с вишней?
Над моим лицом повисает прядь красных волос. Потом появляется Лилькин внимательный глаз.
— Ты заруби себе на носу. Мы можем прожить без кого угодно. Ты стерва, мы гнусные стервы. Как хочешь, называй. Ты жила раньше сама по себе, перешагивала через людей, через живых людей, и максимум, что ты испытывала — это злость. Злость – наш большой друг и помощник. Разозлись, тебе станет легче. Сопли свои девичьи в кулак собери. Личная жизнь – не самая высокая ценность в мире. У тебя же нет внутри ничего, чтобы так болело. Ты можешь забыть любого.
— Могу. Просто мне очень холодно.
Лилит вздыхает и затягивается. Я поднимаю голову. Я чувствую, что у меня рвутся один за другим какие-то большие шнуры внутри. Наверное, так лопаются нервы. Наверное, так люди сходят с ума от жалости к себе.

***

— Зарплата, говорю! Приезжай, а то через полчаса тут набежит народ, будет толкотня. Ты помнишь, что сегодня наш большой прожект онлайн?
— Буду через двадцать минут. – Я повесила трубку. Все-таки Бурая относилась ко мне по особенному. Я начала лихорадочно собирать сумку, ведь на сегодня планировалось очень большая авантюра, которая, по мнению Бурой, должна была принести нам много денег и веселья одновременно.

Я достала из ящика стола плоскую железную коробочку с надписью “Independent Bank”, пересчитала деньги. На мечту мне не хватало еще долларов двести. Конечно, можно снимать отличные кадры Зенитом, но для того чтобы работать фоторепортером, необходима профессиональная цифровая фототехника. Тем не менее, мой старенький Зенит мне понадобится сегодня: будет много интересных типажей и яркий свет. Я затолкала в футляр аппарат, двенадцать пленок, сменный объектив-«широкоугольник», аккуратно сложила это добро в большую сумку. Туда же я бросила пару черных туфель с тончайшей шпилькой, белую рубашку, галстук, чулки. Пиджак я решила просто надеть на себя, чтобы не тащить. Парочка запасных трусиков, гель для укладки волос, бутылка шампанского и прокладки. Контейнер для линз, футляр с очками, сигареты, молочко для снятия макияжа, косметика, кошелек, упаковка крабовых палок, минералка. Вроде все. Не тяжело, но объемно. Придется ловить тачку. Денег вот ровно на доехать осталось.
Я закрыла дверь в комнату на ключ, выключила колонку, заперла квартиру и спустилась вниз.
Праздник-праздник. Этот проект Бурая раскручивала в интернете уже давно. Я, правда, совсем не представляла себе, как ей это удалось, но результат был налицо. Толпа, по нашим скромным меркам, мемберов в буквальном смысле «поджидала у дверей».

— Есть у тебя полтинник по десять? – Бурая считала деньги, не вынимая сигареты изо рта. Мне было немного непривычно видеть ее с ярко выбеленными африканскими косичками до задницы. – Таким образом, я тебе семьдесят. Четыре тысячи семьдесят рублей. Поделитесь там сами.
— Конечно. Бурая, во сколько начало?
— Думаю, в девять-десять вылезем.

Комната была похожа на небольшую, но бойкую киностудию: пол был неравномерно покрыт шнурами разных цветов и толщины, камеры на штативах – настоящие, надо же, не пилоты — были расположены таким образом, что не было уголка, который бы оставался вне зоны наблюдения. Бурая сняла все занавески, большие светильники из дальней комнаты сияли новыми лампами. Одно оставалось мне неясным – куда дели солярий.

— Давай Аланика сюда, сейчас диваны будем двигать и столы с компами.
— Чего ты в дискрипшне написала? Что будет он-лайн вечеринка? И они повелись?
— Киса моя, я написала, что будет он-лайн групповуха. А там посмотрим. Ну и всякую такую ботву: типа, каждый, кто бывал на вечеринках, знает, что наступает момент, когда половина парочек уединяется в дальних комнатах. И вот мы – молодые веселые и озорные герлз энд бойз сейчас откроем для вас замочную скважину в эти комнаты. Типа, начнется все с бодрой попойки, каждый этот старый хрыч сможет уже на вас насмотреться, кому-то посимпатизировать, а потом начнется самое оно. Более того, им представляется еще и возможность управлять процессом.
— А траффик? Не подвиснет ли это все мероприятие из-за такого напора.
— Да че траффик-то? Это же как обычно по затратам в хороший день, когда вы все сидите по комнатам и дрочите. И потом, я же списалась с тамошней администрацией и получила их Окей и опеку. Америка – больные люди.
— А.. ну да… Так и бабла столько же будет.. не больше
— Ты чет, мать, плохо соображать стала. У нас сейчас есть, — она нагнулась к компьютеру, — 15 мемберов, желающих на это поглазеть за пять пятьдесят в минуту.
— Извращенцы. Да, такого у нас и в хороший день не было. Как можно платить за это деньги? Я никогда не пойму.
— А и не надо тебе. АЛАНИК, мать его!…
В ответ в дверь позвонили.
— Открою, пока не голая.

Бурая хмыкнула и начала тираду о том, что кто-то сейчас будет очень сильно жалеть, что вместо того, чтобы помочь слабой женщине диваны тягать, лается со своей подружкой из-за черных чулок в сеточку. Из-за ее ни разу не тронутых чулок, между прочим.
— О. Где-то я тебя видела. Бурая все-таки жадна до человеческого стаффла. Тебе, во-первых, зарплата не положена еще, во-вторых, тут нужны проверенные бойцы.
— Кто там? Олюшка пришла, — приторно заныла Бурая. Они расцеловались как старые приятельницы.
«Допрыгались», — ревниво заключила я. Оля выглядела более чем маскулинно: штаны в каких-то карманах, мощный ремень, почти солдатская куртка, знакомые ботинки и здоровая спортивная сумка через плечо.
— Спасибо, что позвонила, — запыхалась Олюшка. «Сука ты, Бурая» — подумала я.
— Да не за что… Шампанское привезла?
— Да. Трех бутылок хватит?
— Гуляем. Ты будешь в том самом?
— В том самом, – они заговорщицки захихикали, а я подумала, что сегодня все люди как люди со студии уйдут, а я по локоть в кровище. Надоела эта тварь.

Аланик размахивал отбитыми у Текки черными чулками.
— Ну что, девочки, сегодня и наебемся, и напляшемся?
— Чулки мне отдай, — сурово пошла на него Бурая.
— Да вот я сам думаю, не трансухой же я сегодня буду наряжаться. – Он кинул чулки Бурой. Чулки пролетели 30 сантиметров и лениво осели на пол. Бурая печально смотрела на черную кляксу на полу.
— Так. Нужно по ходу определить, кто кем сегодня работает. Маруся?
— Леди босс.
— Супер. Ал?
— Да просто мальчиком модельной внешности. Джинсы вот голубые покоцаю маленько.
— Скромняга. Текки. Что с ней у нас?
— Ай, блин… — Аланик махнул рукой. – Псевдогламур. Жемчуг искусственный, белье в кружавчик. Вот куда ей черные чулки в сеточку, я вас спрашиваю?!
— Не твое дело, мой щеночек. Привет, Маруся.
— Дарова. Тебя подкрасить поярче и вообще замуж можно брать. Ты похудела, солнц. А Оля эта?
— College girl. Слышь, Лолита! – Бурая повысила голос. – Не вздумай писать в дискрипшне – school girl – закроют все к чертям.

Я обернулась и чуть не упала в глубокий обморок. Оля переоделась в клетчатую короткую юбочку, гольфики с маленькими тугими вельветовыми помпончиками. Два хвостика из коротких волос торчали наверх. Ну просто вот только из кружка по вышиванию возвращается. Она тащила за собой за заднюю лапу огромного плюшевого медведя.
— Игрушку нельзя, – сглотнула я.
— Чего?
— Бурая, поясни.
— Нельзя, чтобы в кадре находились разные детские атрибуты, плюшевые игрушки, например. Это типа, намек на несовершеннолетие твое. Закроют комнату.
— А, поняла. Бредота. Добропорядочные американские дрочилы. Знали бы вы, как я его перла…
— Что с Лилит?
— Она приедет.
— Кем будет?
— Вамп, собственно.
— Понятно. Валя в трансе?
— Мэйк-ап ему Лилька и сделает. Я не умею пудрить даже самых гладковыбритых мужиков.

Часть II

— Шампанского даме нальют? Или дама из горла, как обычно?!
— Бурая, ты умеешь пить шампанское из горла?
— Красивая жизнь научила.
— Валюша, заправь хвост от презерватива в платье.
— Где?
— С боку вон, торчит. Мы все понимаем, что это не твоя грудь, но лучше, чтобы надувные презики не вылезали из декольте.
— Девочки, давайте за любовь! – Мы звонко заржали. Мемберам было наплевать, о чем мы тут болтаем, лишь бы было понятно, какие мы веселые и развратные.
Дружно зачокались. Выпили.

— Лиля, ты сегодня превзошла себя! Где, скажи мне, ты нарыла это платье, миссис Адамс?
— В секонде. 200 рублей.
— Прально.
Лилит блеснула крепко зализанной красной головой с конским хвостом. К этому прилагался феерический макияж в стиле старых вампирских фильмов или вокалиста группы Placebo. Она достала из бархатного футляра длинный мундштук и стала, старательно маскируя неумелость за аристократичной меланхоличностью, запихивать в него сигарету. Обожаю.
— Будем дружить могилами, мои крошки.
— Ни слова в простоте, — сказала я.

— Так. Сейчас набухаемся и будем говорить по-английски. Нам мелочь, а им – удивление.

Мы прохаживались по нашему импровизированному кино с бокалами в руках, ненавязчиво трогались, смеялись, болтали с мемберами по чату. Знакомились, обнюхивали и делали многообещающие знаки внимания. Бурая отвела меня в сторонку.
— Короче, тема такая. С Лилькой тебе сегодня нельзя. Слишком мощный у тебя образ.
— В чем дело?
— Ну смотри: на тебе галстук, шпилька, очки. Вы обе сегодня представительницы фетиша садо. Посмотри на Лилит.
— Ну… может, я нежная секретарша.
— Рожу свою в зеркале видела? Какая ты секретарша. Не катит.
— А чего мне делать-то? Надрачивать опять?
— Ежели чего, то есть два варианта: либо ты мордуешь сладенького Аланика, либо беззащитную школьницу.
— Ты сдурела?
— Придется.
— Я же не знаю ее совсем.
— Еб твою мать! «Не разобралась в своих чувствах!» Привыкай. Учись имитировать, пора уже. А то все по любви, да по любви. Хватит уже деньги за удовольствие получать.
— Буурая, ну… бля….
— Так. Кто тут студиа-оунер? Построились и на секс. Оля с Алаником – не худший вариант…
— Бурая, я не могу с мужиками.
— Он не мужик, он за чулки сегодня дрался. Бери Олю тогда, раз такая брезгливая…
— Ланна… Отымеем, фамилию не спросим.
— Вот это уже деловой разговор. Слышу я слова не мальчика, но мужа.

— Текки!!!! Куда, зараза, снимаешь?! С ума сошла?! Десятая минута чата!! Конфетно-букетная стадия!!!
— Лиля! Малолеток там шампанским не балуй!
— У тебя такой вид, как будто ты ревнуешь!
— А у тебя вид, как будто тебя только что выловили из Обводного!

Спустя полчаса.
— Бурая, как будет «животик»??
— Тummy.
— … и вот этот вконец оборзевший кусок сала, подходит ко мне и говорит, чтобы мы тут каблуками потише топали…
— Бурая! А какого года дом этот?
— 1952-го.
— То есть, привидений здесь нет?
— Любовь моя, какие при Сталине привидения?..
— Аланик, не дави на груди мне, блядища, лопнут.
— Я не блядища, я – кормящая мать.
— Пшла в жопу.
— Покажи ему пирсинг в языке, говорит…
— Микрофон на грудь прикрепи, сейчас стонать будем…
— Валя, скажи fuck, они это любят…
— Он говорит, что у меня самое красивое имя, с которым он когда-либо спал… здоровый человек, да?
— Ой, моя нежная школьница, никак бровку пластыриком заклеила…
— Щекотно! Кто ж так имитирует??
— Лиля, когда ты лежишь — у тебя энергетика такая: рада бы встать, вот ноги отгнили…
— То есть, сидеть тоже нельзя?..
— Обожает имя Иван.
— Бля, как русские, так если не Иван, то обязательно Борис…
— На время будет кто-нибудь смотреть??!
— Он просит, взять его с собой в душ… Это возможно?
— Перетопчется, романтик престарелый… Шнура нету все равно…
— Не развращайте там Америку особо… сделай хоть лицо приличное…
— Не то что бы я шампанское этикеткой в камеру повернул… но предупреждение было…
— Ал, ты дебил.

Мы отдыхали на кухне, а Валюша накладным крашеным ногтем пытался разорить благотворительный фонд на пятирублевые монетки. Он меланхолично рылся в баночке, объясняя всем, что его зарплата должна дойти только через неделю. Оля уже совсем освоилась и сидела на коленях у Аланика, протянув мне ноги в тугих гольфах.
— Чего ты Наташку-то не позвала? Она бы тут вписалась по нормальному.
— Натусик бухает, — спокойно сказала Бурая, седлая стул. – Да и разжирела она как-то…
— Что, прямо настоящий запой? – спросила Оля.
— Прямо настоящий запой, – ответила я.
Думаю, она не быстро привыкнет к этому театру. К этому настолько креативному подходу к любимой работе. Я стянула с нее гольфы. – Отдыхают пусть.
— Где бы бабла раздобыть? – Аланик подул Оле в левый хвост и хитро подмигнул мне из-за черного кустика. – Валюня, давай ложку эту продадим?
Валюша сделал вид, что не слышит, но ложку, которую называл «фамильным серебром», переложил поближе к краю стола. Я бросила гольфы на пол.
Ал продолжал:
— Нет, ну сколько за нее дадут? Рублей двести точно.
— А ты не охуела, Алеша? Это бабкина ложка! – Валюша облизал семейную реликвию, имевшую вид подозрительного сплава. – Это антиквариат, серебро! Долларов сто не меньше! – «Все-таки удивительная вещь – человеческая ступня», — решила я.
— Да тебя напарили, девочка моя!
— Это тебя напарили! А кто тебе, Ал, сказал про двести рублей??
Аланик зашарил глазами по углам, Валя перестал ковыряться в банке и облизывать ложку, я прервала упражнения в массаже, повисла окончательная тишина. Ал нервно захихикал.
— Ты что, проститутка, ее в скупку носил что ли?
— Что ты дергаешься?
— Нет, пидор, ты ее в скупку носил? БАБКИНУ ЛОЖКУ? Продать хотел?
— Нет.
— Узнаю – убью, блин.
— Ал, как это ты сам пошел что ли? – оторопела я, разглядывая два наглых прищура: серый аланиковский и черный Ольгин. До меня потихоньку доходило. Я начала гнусно и сосредоточенно сопеть.
— Нет, ну почему же сам?… я не один был…
— Так ты носил, проблядь, ложку в скупку?? С КЕМ?
— Кругом предатели и враги, — равнодушно заключила Оля, подставляя мне вторую ногу.
— Так, из интереса, — пожал плечами Аланик и тщательнейшим образом счистил перхотинку с Ольгиного плеча. – Короче, Валюня, двести пятьдесят – максимум.
— Дешевка ты, Валя, — говорю, — береги на черный день ложкину бабку.
Странным было вот что. Было очень странным то, что у столь нежеманной девушки, как Оля, были на редкость ухоженные пятки. Кожа нежная, розовенькие мягкие подушечки пальцев, бесцветный лак на идеальной формы ногтях. Готовилась, что ли?

Иногда происходит странная штука: я совершенно забываю, как те или иные вещи входят в мою жизнь. Я напрочь забыла, откуда в моем доме взялись щипцы для льда. Я не помню, как зародилось большинство моих самых крепких привычек. Я совершенно не знаю, где я познакомилась с Лилит. Порой, я думаю, что так определяется качество вещи или явления. Если у нее нет предыстории, значит она моя. Мне кажется, я всю жизнь видела на кухонной полке стеклянные щипцы в трехлитровой стеклянной банке. Они просто БЫЛИ там. И я просто смотрела на них. Я не анализировала их: мне было до звезды, полезны ли они для меня, нужная ли это вещь в доме, где никогда не готовят лед. И я никогда бы не вспомнила их размера и точного цвета. Я приняла эту картину мира уже с этими щипцами для льда. Значит, они важнее многих вещей, попавших в дом простыми, лишенными какой бы то ни было мистики, путями. Значит, истинное назначение таких вещей – быть моими. Я не помню, как мы переспали с Олей Дарк в первый раз.

Она была совсем не приспособлена к жизни. Точнее, не умела заниматься организацией собственной жизнедеятельности. Есть люди, которые могут найти самый дешевый в городе линолеум, набить папиросу марихуаной и поставить палатку. Они посещают сайты с расписанием маршруток, с тарифами на сотовую связь и афишей на неделю. Они используют 90% возможностей своего мобильного телефона. Дарк не умела пройти в клуб по бесплатной проходке, а готовить суп из китайской капусты приходилось мне. Но поражало то, что она совершенно осознанно не делала этого. Она говорила, что ненавидит экономически и житейски активных личностей. Она называла их физкультурниками и секретаршами. Ей было намного приятнее фантазировать вслух о том, как бы мы все вместе сняли оранжевый трамвай на всю ночь, пригласили бы четырнадцать белокурых трансвеститов: пять в красных платьях, восемь — в белых кружевных и одного – в желтом, и слушали бы Боба Марли до утра на мягких лиловых подушках и закусывали бы виски жареной картошкой с укропом и кисло-сладким соусом из Макдональдса.

Дарк любила перебарщивать, любила дразнить и разыгрывать. Однажды мы бесцельно шлялись по Рубинштейна, раздумывая чем бы себя развлечь. Я с завистью наблюдала, как она изящно порхает на десятисантиметровой шпильке и грациозно управляется с легкой длиннополой шубкой. Так вот, я это к тому, что выглядела она сногсшибательно, и в тот день ей не терпелось это как-то опробовать. На встречу нам двигалась приличнейшего вида пара лет тридцати пяти – сорока. Она коротко сказала мне:
— Помалкивай тока.
Затем сделала какие-то неуловимые животные полпрыжка в сторону холеного господина и его спутницы. Пара притормозила. Дарк остановилась и уставилась загорелому лысоватому мужчине в дорогие очки. Что-то как будто защелкнулось в воздухе, она цапнула его цыганским гипнотическим взглядом и потянула к себе. Мы вчетвером переминались. Пара встала.
— Ты или не ты? – она сделала это хриплым нежным голосом. Таким не спрашивают бывшие коллеги по работе, таким скорее напоминают о себе бывшие любовницы. Как бы я сейчас не тужилась, я не смогу передать, сколько сексуального волнения, сколько горячего сока было в этих четырех словах. Мне сразу пригрезились стройные вечерние пальмы и Дарк в длинном прозрачном платке на бедрах и голубым цветком в волосах. Ты или не ты, бля. Спутница заволновалась. Мужик начал вопросительно приглядываться, у него заблестели очки и зубы. Мужик понимал, что если бы он хоть раз в жизни стоял с ней в очереди в платный сортир на Дворцовой, он бы уже, понятное дело, ее не забыл никогда. И вспомнил бы сейчас моментально. Но он не помнил. Это все он понимал лысеющей головой, но Дарк смотрела ему в глаза тем самым взглядом. Она выжала его, потом быстро сказала название какого-то незнакомого нам ресторана.
— Где? – блеснули очки.
— В Париже, прошлой осенью.
Мужик страдальчески припоминал, был ли он в Париже прошлой осенью. Был ли он вообще в Париже осенью. Был ли он когда-нибудь в этом долбанном Париже хоть раз за всю свою жизнь.
— Кажется, мы встречались, — промолвила она через дымчатый меховой барьер воротника своей шубы. Он посмотрел как-то уже снизу вверх и беспомощно опустил плечи. Мы со спутницей обменялись удивленными взглядами.
— Точно не ты?

Вот шел себе с женщиной со своей, мужчина, приличный такой, прогуливался или по делу они шли. Не трогали никого. Ага. А теперь все. Она уверенно дожигала его своим потрясающим eye-contact-ом. Мужик в бреду соображал, есть ли у него вообще загранпаспорт. Она высосала из него последние капли разума и презрительно моргнула на спутницу.
— Прости. – это прозвучало как очень интимный приговор.
— Да ничего-ничего….- бессвязно лепетал лысеющий. — Но я, как-то…
— Да что уж там…
— Нет, правда, вы не обижайтесь, я, правда, не помню…
— Я поняла. – Мне померещилось, что голос ее дрогнул. – Я все поняла. Не помнишь.

Она еще раз посмотрела на спутницу. Она чуть не плакала. Она снова уставилась на него. На сей раз, она смотрела… один раз я видела фото шахидки в интернете. Там, над паранджой были такие же глаза: кричащие от безысходности, глаза женщины, которой нечего больше терять, черные, налитые болью глаза. Боже, где этому учат? Впитывают это с детсадовским компотом из сухофруктов? Мужик будет завтра под люстрой качать кедами, подумалось мне.
— Оля, не помнит он. Оставь дяденьку в покое. – я потянула ее за рукав и отпросилась у пары: — Мы пойдем?
— Да-да, гхм, конечно, да… извините… — господин уже мог спокойно подавать на развод.
Дарк театрально повиновалась.
Я затащила ее, хохочущую, в ближайшую подворотню и прижала к нечистой стенке. Начиная с детства, мне всегда нравилось иметь то, что хотят иметь другие.

Лилит показалась в дверях и тут же исчезла. Мы дернулись и натянули одеяла, я, непонятно зачем, прикрыла грудь. Потом красные кудряшки снова ввалились из коридора:
— Ой. Ой-Ой!!! Ну что вы прямо как мама пришла!… Продолжайте, я только пепельницу возьму.
— Вот уж нет уж теперь!
— Коитус интерруптус, — весело гаркнула Оля. – Иди, иди отсюда.
— Тебе не кажется, Маруся, что твоя женщина некультурная хабалка?
— Давай замочим? Интеллигентные же люди, в конце концов… Садись, покурим.
— Есть у тебя? – Лилит протянула пачку.
— Давай.
— Интересно, кто из вас кому прикурить даст.
Мы одновременно щелкнули зажигалками.
— Мань, а правда, что ты книжку пишешь? – Лиля почесала волевой подбородок.
— Правда.
— Про нас вот про всех?
— Ага.
Она посмотрела на меня, как на умственно отсталую.
— А зачем?
Действительно. Зачем?
— Маш, а ты вообще отдаешь себе отчет в том, что почти каждый из наших знакомых захочет заиметь себе экземпляр? – Лиля называла меня Машей, когда уже вот хуже некуда.
— Отдаю.
— А я, может, не хочу, чтобы кто-то знал?! Как я это покажу, Маш, друзьям?
— Не знаю. Я предупреждала. Ничего святого. Валюша читается. Бурая читается. Выкручивайтесь, как знаете. Там все равно половина – художественный вымысел. Про тебя могу написать, что ты получила МВА, если хочешь.
— Спасибо, дорогая.

— Пойдем в ванную. Нужно сделать одно важное дело.
— Какое?
— Пшли-пшли.
— Что это?
— Моя зубная щетка.
— Зубы будешь чистить?
— Смотри. Видишь?
— Ну.
— Что – ну? Что ты видишь?
— Наша подставка для зубных щеток.
— Правильно. Видишь, заполнена щетками. Это я расставила. Пидоры, разбросали опять. Щаз… вот. Теперь видишь?
— Э… Почти вся занята.
— Правильно. Сколько пустых ячеечек осталось?
Еб твою мать.
— Одна.
И тут я все поняла. Она появилась здесь как щипцы для льда. И она прекрасно это знала. Она проверяла и гадала. Она шаманила и смеялась. Она точно была не в себе. Я хотела найти, как сказать ей, что я все поняла, что я знаю. Я поняла ее. Я поняла ее так глубоко, так сразу, что даже, если ей сказать, что я поняла, она так… ну вот как ей объяснить? Мы молчали. Она ждала.
— Можно я?
— Втыкай, — улыбнулась она.

— ЧТО?!
Еще удар.
— Что слышал, проститутка!
Снова удар. Я зажмурилась.
— Да ты сам мандишься с половиной города!
— Я?!
— Да, ты! А с другой спишь!
— Я сплю?! Это ты мандишься с одной половиной города! А с другой не спишь только потому, что тебе никто не дает!!
— Мне не дает?! А хули ты тогда тут скандалишь, раз мне никто не дает?! Старый поношенный пидор!!
— Ой, а ты ебабельный весь такой у нас! Наркоман!
— Причем здесь?..
— На свою жопу посмотри! Дешевка! Ты думаешь, он любит тебя?!
— А нам и без любви нормально! У него побольше будет, чем у тебя!!!
— ЧТО???
— Побольше-побольше!!! Вот такой! Видел?! Ты такой в жизни во рту не держал.
Удар. Глухой звон тарелок на полке.
— Я не держал?!! Я таки-и-ие держал!… Ты в своих девичьих снах не видел!

Мы сидели в партере, то есть на выходе из кухни, и внимательно следили за развитием событий. Ориентировались на звук. Кто-то один ходил из угла в угол, кто-то поднимал пепельницу сантиметра на полтора от стола и бросал ее, подкручивая. Звуковым сопровождением скандал был обеспечен в лучших традициях. На часах было 6:30 утра.
— … вообще здесь делаешь?!
— Ой, у тебя забыл спросить!

— Полная квартира жаворонков, блядь, — прохрипела Лилит.
— Лильк, — позвала я шепотом, — давай, может, холодной попьем, из-под крана? – Мне было плохо и хотелось пить так, как может хотеться пить человеку, съевшему накануне двадцать шесть покупных пельменей, без остановки, без кетчупа и масла.
— Та пошли они! Сейчас, я разберусь, погоди, только момент выберем, а то опять начнется…
— Я в прошлый раз ходила…
— Да не ной ты, — зашипела Лилька, — я помню.
— Люблю эти очные ставки до жути…

С кухни раздался удар об пустой морозильник пустой головы. Повисла неловкая тишина. Валюшино «кхе-кхе». Я спустилась на колени и осторожно заглянула в кухню. Обе изрядно поношенные задницы сидели, прислонившись к холодильнику, одна, которая помоложе, сидела несколько более расслабленно. Аланик явно приуныл от удара об холодильник.
— Девочки, вы что, подрались? – я на четвереньках подползла к Валюше. Он плакал.
— С-сука… — отрывисто сказал Ал.
— Блядища, ненавижу тебя, — прорыдал Валюша. Я сделала Лильке знак рукой, что все вроде чисто, и она величаво вползла в кухню тоже почему-то на четвереньках.
— О? Элита мировых сексуальных меньшинств! Господа, вашему французскому произношению позавидует любой парижский журнальный критик! – Лиля была полна цинизма, места для жалости в ней не было. Она любила по утрам спать. – Живой? – она ткнула пальцем в критика.
— Блядищааа, — провыл Валюша. – Ну скажи, Лилька, скажи, вот серьезно у него с этим Эгоистом?
— Лиля, бля… — не открывая глаз, пригрозил критик. Фонетически фраза была очень сложной, семантика же была проста. Лилька быстро схватывала подобного рода семантику, поэтому, нацедив в чайник из канистры воды, не стала задерживаться, а, напротив, оставила коллег обсуждать спорные вопросы французской филологии.
— Адье, господа! – мы быстро ползли прочь.
— Лиля!! Маруся!! Вашу мать! Вы же знаете!..
— Маруся, ну скажи, правда, у него больше, чем у меня?!
— Совсем охуели, приличной девушке такие вопросы задавать!! – я остервенело ползла. — Да в глаза его не видела…
— Устроили тут опять! – возмущалась Лилька, которой было трудно ползти с полным чайником. Вслед нам раздался еще один удар.
— Слабенько, мсье, слабенько!! – крикнула я, не замедляя хода.

Когда-то давно, когда я только въехала сюда, мы решили сбить лепнину с потолка, потому что она была совсем непрезентабельного вида. Это место зашпаклевали и забелили так качественно, что невозможно было даже примерно предположить, что когда-то в этом месте потолка росли мелованные лилии. Я разглядываю это гладкое кладбище цветов уже 3 часа восемнадцать минут.
Я очень спокойна. Я думаю о Необходимости. О том, что не может быть всю жизнь тепло, ласково, комфортно и вкусно. О том, что Необходимость отбирает у нас любимые вещи, уводит от нас близких людей не со зла. Просто это Необходимость. Не принято спрашивать зачем, по какой-такой необходимости радость сменяется на черное отчаяние, а нежная любовная испарина – на липкий кислый пот глухого ужаса. Видимо, по той же причине, по которой день переходит в ночь. Это необходимо. Я не вижу смысла бороться.
Я не вижу смысла бороться. Во мне очень много боли и я где-то даже боюсь ее растратить. Расплескать то, что может сделать меня по-настоящему сильным и крутым бойцом. Я перекатываюсь на живот и зажимаю рот комком из грязного белья, чтобы не выпустить боль. Я научилась кричать шепотом. Do you know how I feel? I feel good.

Работали приваты, все по отдельности: я на простой деревянной кровати, Лилька, на нашем белом диване, Дарк, хоть и орала насчет своей цыганской внешности, которую оттенит белый цвет, все равно была послана на черный неудобный диван. Работали без занавесок, совмещая мероприятие с чаепитием и ритуальным курением различных трав. С экрана улыбнулась довольная Лилькина физиономия, на секунду исчезла из кадра, вернулась с чашкой. С моего экрана на меня смотрела рыжая коротко стриженная стерва, которая старалась не порвать тонкой шпилькой покрывало. Девушки, которые хоть раз в жизни пробовали, знают, какое это отдельное удовольствие ползать по кровати в туфлях на каблуках. Просто прорва изящества. Экран Дарк в данный момент показывал аппетитную попку, затянутую в синие джинсы: она искала за спинкой дивана свою матроску.
— Тетки, давайте там… без фанатизма…
— Все-все… Дарк, выныривай давай, ждут тебя все…
— Щаз… — румяное лицо на некоторое время заменило джинсовую задницу на экране, потом снова исчезло, тут же вернулось с закрытыми глазами и напряженными губами.
— На… — я сделала похожее дыхательное упражнение. Потом с экрана исчезла Лилька и вернулась через пару секунд с крепко выпяченной грудью, вдавленным в шею подбородком и вытаращенными глазами. Выдохнули. Попили чаю.
— Предлагаю сервировать наш литературный вечер коньяком.
— Не, снимет, не надо… — Лилька передала мне папиросу. Я на секунду ушла из кадра.
— Слушай, а почему в камеру нельзя? Хуй докажут, с чем цыгарка…
— Да кто тебе доказывать будет? Закроют и все… мембер у тебя, если интересно.

Я глянула в монитор.
— Ну здоров, дрочила, — напечатала я почти тоже самое: «Hi =)».
Почти тут же пришли в приват к Дарк.
— У меня нет на роже ничего? – насупилась Лилька.
— Не, ну ты полюбуйся, а? Ну хоть бы раз здоровый мужик попался? Предлагает выпороть его…
— Действительно странно, — Лилит медленно и выразительно посмотрела на мои черные рваные чулки, фальшивые черные ногти и папин ремень с грозной пряжкой. – Пусть заходит — отпиздим, высосем и выплюнем.
— Сейчас организуем ему садизм… Занавесочку дерни, плиз…
— Одну меня оставляете? Дарк, у тебя чего?
— Развлекаю ветерана беседой. Хочет кам-ту-кам. (видеочат, когда оба собеседника видят друг друга — прим. Lit.Lesbiru.com)
— О!!! Давай-давай!!! Посмотрим тоже на этого хмыря…
— А не страшно? Вдруг совсем урод?…
— Я приват ни разу на заблеванном диване не работала…
— Та не ссы… Девки, хватит ржать, — я хмурила брови и делала томное лицо. – Я ему говорю: «Наклонись, говнюк, снимай штаны, буду шлепать», а он говорит, что так и сделал. По-моему мы друг друга наебали.

Послышалось жизнерадостное «Yahoo!!!»: Лилькин комп возвестил о том, что и на ее улице перевернулся грузовик с баблом. Грузовик был 22-х летним ирландцем. Тоже хотел на кам-ту-кам. Да, некоторые хотят не только людей посмотреть, но и себя показать. Когда, после разнообразных матюгов, посвященных Ирландии, камерам, Биллу Гейтсу, Интернету в целом, мы увидели ирландца, нам стало плохо. Вместо «рыжего прыщавого обсоса» мы увидели симпатичного мальчонку в кепочке и с пирсингом в соске.
— Лиля, тварюга, почему одним и тем же, а?
— Спроси его, чего он по чатам шарится, раз он такой осетр в шоколаде…
— А где он в Ирландии?
— Сунь микрофон себе между сисек… так волнительнее.
— Штору, бляди, вниз опустили, да? – Лилька решила замуж, видать, пойти. Дарк с тоской посмотрела на 50-ти летнего пряника у себя в мониторе и без энтузиазма спустила бретельку с плеча.

Я возрадовалась, что не вижу своего мазохиста: вряд ли это будет изящная голубоглазая блондинка, которой некуда девать деньги, и она вот так вот элегантно извращается. Но ведь это возможно?.. Я написала ему, чтобы он сел на свою выпоротую задницу. Он ответил, что сел. Дарк намазала слюной пупок и десять минут демонстрировала эту высокохудожественную порнографию прянику под разными углами и с разным зумом. Пряник мычал и страдал. Хельмут Ньютон переворачивался в гробу с боку на бок. Я велела мазохисту дрочить. Он сказал, что уже. Хорошо сидим, девочки. Литературный вечер.

— Кхе-кхе.
— НЕ ХОДИ СЮДА!
— Че, приватите? – Валюша осторожно заглянул за занавесочку.
— Ага.
— Че, все что ли?
— Да.
— Мгм.
— Валя, тебя видно. Ирландия на связи.
— Валюта, блин. Хватит курить на рабочих местах.
— Съебись, Валя, попорчу. Маникюр.
— Свой.
— Об тебя.
Валюша вздохнул, для порядка обложил нас, Ирландию, Интернет и камеры со связью, и медленно пошел раскладывать трусы на батарее. Батарея была электрическая, и холодная, потому что всем некогда было втыкать в розетку штекер. А Валюше было когда. Поэтому Валюша штекер в розетку сунул. А «какой-то белый шнур» вынул. Мигом погасли компы и лампы через одну. Я закрыла глаза. Потом открыла глаза. Я временно оглохла, потому что Лилька объясняла «ебучему пидорскому упырю» назначение белого шнура, пилота, еще одного пилота, «вот этого вот, блядь, чайника, который, блядь, на хуй не нужен никому, дергай – не хочу» и открыла Валюше секрет, как натягивать «свои навазелиненные шаровары себе на свои уши». Дарк, у которой на данный момент настрой не был рабочим, впряглась за Валюшу. Но иметь дело ей пришлось с Лилькой.

Торнадо на дом?

Я поняла, что это все были детские разборки за резиновую белочку. Я поняла это, когда из темноты медленно выступила Бурая. Африканские косички и сердито торчащие соски делали ее похожей на амазонку. Я почему-то вспомнила, что амазонки отрезали себе одну грудь, чтобы лучше прицеливаться из лука.
— Кто-то хочет умереть?

Валя знал, что почти любая негативная мысль Бурой обычно очень быстро материализуется в тяжелый предмет. В прошлый раз это был кусок дверного косяка.
— Кхе-кхе…

Бурая тоже выступила с речью по данной теме. Речь раскрывала различные способы выяснения какой шнур «к какой хуйне ведет». Самыми актуальными способами были избраны: «гравицапой своей пусть кто-то пошевеливает иногда» и «спрашивай, хакер зассатый, если сам не соображаешь». Я, поскольку, своим мазохистом, как и Дарк своим пряником, не сильно дорожила, подорвала еще одну папиросу.
— Дарк.
— А?
— Долго ждать буду?
— Иду.
— На.
— Ноги сунь в одеялко.
— Поднимись.
— Аха.
Мы сидели в теплом одеяле, за тонкими шторами бушевала стихия.
-Кто Бурая по гороскопу?
Я вспомнила жесткую попойку с восьмого по двенадцатое декабря.
— Стрелец.
— А Лилька?
Тут я даже не смогла ничего вспомнить: двадцать третьего марта в четыре часа утра связь с миром оборвалась по второе апреля. Так может праздновать только она.
— Овен, конечно. Посмотри на нее. Это ж танк.
Мы прислушались. Нас могло накрыть взрывной волной. Ну, это когда ты не при делах, а…
— Пиздюлей, похоже, получить придется.
— Шнур-то воткнут, интересно?..
— На хуя им шнур. Шнур им теперь не нужен.
— А Валюша кто?
— Овен.
— Мдя… может, погуляем сходим?
— Просыплешь сейчас, осторожно… Давай мне…
— Мгм.
Я прижалась к ней как только могла. Я потерлась носом у нее за ухом, нежно обнюхала шею, сильно вдохнула.
— Моя. Моя женщина.
Я легонько куснула ее в плечо. Мне вдруг жутко захотелось завернуться в нее как в халат, обвешаться ею, вылизывать ей подмышки, чувствовать ее вкус, запах, держать ее за волосы, отключить голову…
— Ты когда мне сок приносила, помнишь, я с похмелья валялась?
— Мычала во сне, помню…
— Вот… я замкнулась тогда на твоей коже, ты что-то рассказывала, а я просто лежала рядом и чувствовала, какая ты горячая, как ты пахнешь…
— Я тебя соблазняла, дура… это я намазалась молочком для тела…
— Да причем тут молочко, идиотка, это кожа твоя пахла, понимаешь?
— Да это элементарное ванильное молочко…
— Какая же ты все-таки глупая.
— Просто я не такое животное, как ты. Я так четко не различаю…
— Как можно не различить свою женщину?…
— Ты самка. Это было молочко.
— Дарк, да я этот запах под дихлофосом и турецкими духами узнаю!! Какое в жопу молочко!
— Молочко ванильное. Не кричи, самка. Самочка. Самая сладкая самочка на свете…
— Молочко, блин, — я решила подуться. – Я без этого молочка как наркоман. Теперь тебе придется всегда им мазаться.
— А ну как с производства снимут?
— Что ты делаешь?
— Снимаю с тебя лифчик.
— Это не лифчик. Это бюстье.
— Я снимаю с тебя эту черную хуйню на завязках. Повернись, — скомандовала она. Мне стало тяжело дышать. Легкие, сердце и мозг оказались где-то внизу живота.
— Ремень сними с меня.
Она взяла меня зубами за шею сзади, клацнула застежкой и молча велела облизать ее пальцы.

— Что с ним?
— Не знаю. Сидит там уже часа два с половиной.
— Чего, опять что ли?
— Похоже на то.
— Дай послушаю.
— Чего?
— Тихо.
— Ал!!! Открой сейчас же!!
— Ал, давай ты пойдешь в кровать ляжешь?
— Ал, мне ванная нужна!
— Ну, будь человеком-то!
— Хватит там ныть! Выходи!
— Ал, у нас водка есть!
Дверь распахнулась, на пороге стояло тело Аланика. Из губы сочилась кровь, в уголках рта собралась белая слизь, левый глаз был воспален и слезился. Текки взяла у Аланика из рук фото, распечатанное на черно-белом принтере.
— Обсос водяной…
— Кто?
— Эгоист…
— Ты че, дурак совсем?
— Нюхал?
— Нет, блядь, на хлеб мазал!… Нет, ты посмотри на него…
— Руку давай сюда… вот так, хорошо…
— Где ж ты такой дряни-то нарыл – ни уму, ни телу прям…
— Дарк, че это за говно?… Мне плохо… – пытался бузить Аланик.
— Так… не заваливаемся, осторожненько. Походим сейчас немножко, водочки попьем, снимем тебя сейчас…

Аланик сидел на кухне и пил водку. Лиля курила гадкие ароматизированные сигареты. Текки тянула ледяное клубничное молоко через соломинку. Я звонила Бурой.

— … да нормально все. Тут Ал повредился только маленько. Водкой отпаиваем, ничего вроде. А ты где? Приходи, давай, а то совсем как-то…
Они пришли вместе с Дарк через полчаса. Бурая жила в пятнадцати минутах пешком от студии. Я не сразу узнала нашего админа: Бурая была лысая, как колено и накрашена чуть ярче обычного. Одежда – изящная кожаная курточка, темно-зеленый свитер грубой вязки под горло, штаны с огромным количеством маленьких ремешков, алая сумка, которая была единственным ярким пятном, не подходящим ни к чему. Хулиганский Нью-Йорк, Бурая была действительно бесподобна.
— Дарк, у тебя деньги есть?
— Рублей десять.
— Бурая? У нас ни кофе, ни еды… Только водка.

Я внезапно осознала, насколько мы все неблагополучны, насколько мы предоставлены сами себе. Сборище голодных, обдолбанных и одиноких существ. Мы настолько изуродовали себе жизнь, что не в состоянии протягивать руку помощи даже самим себе.
Я взглянула на Аланика: он пытался отлепиться от стенки, никто ему не мешал в этом нелепом и бессмысленном мероприятии. Общежитие. Кухня лепрозория, в которой больные хронической нежизнеспособностью, изолируются от социума для того, чтобы впредь заражать своими язвами только друг друга. Петербургская прописка была только у меня и Лилит. Было здорово, если кто-то где-то угощал нас ужином. Я уже не стеснялась дома у мужчины попросить положить свои вещи в его стиральную машину. Лилит всегда составляла список подарков на праздники. Подарков, которые она хочет. Аланик не медлил с сексом, если молодой человек, которого он едва знает, покупал ему зимнюю куртку. Или пиццу.
Наши диалоговые окна с миром всегда заключались только в бумажках с водяными знаками, в смс. В мужчинах и женщинах, которые оставляли свой эпидермис под нашими ногтями.

Я думала, что ведь никто никогда меня ни от чего не защищал. Хотелось верить, что это просто потому, что меня никто никогда не обижал по-настоящему. Что было просто не от чего защищать. Я осмотрелась: Аланик лежал на полу, свернувшись калачиком, Лилит и Бурая укрывали его одеялом и пытались всунуть под голову подушку. Текки сидела, прислонившись головой к стенке, и жевала пластиковую соломинку, глаза у нее были на мокром месте. Дарк наливала водки. Себе и мне. Я пошла в ванную и уперлась лбом в жирное зеркало, прямо в надпись. Глупый, нефункциональный и театральный жест. Меня есть от чего защищать, зло подумала я. Я посмотрела на себя: зеленоватое лицо, чересчур ярко накрашенный рот, в разводах помады лоб. Меня есть от чего защищать. От всего этого.
Я зажмурилась. Я попыталась плакать, но у меня не получилось. По привычке, я не подпускала боль слишком близко. Это похоже на рвотный позыв при пустом желудке. Меня начало трясти – такое иногда случалось, если я долго не ела и принимала алкоголь. Дрожь становилась все более крупной и плавной – я потихоньку успокаивалась.
Она подошла сзади и начала ладонью вытирать мне лоб. Заурчал от горячей воды кран. Она намыливала руку и спускала розовую пену. Снова намыливала. Снова спускала.
— Я заберу тебя отсюда, — глухо сказала она мне в затылок.
— Куда?
— К себе. Лилька сильная, а ты – слабачка.
Я повернулась к ней, ноги еще плохо слушались меня, она поддержала меня за пояс мыльной рукой. Дрожь возвращалась, но не от голода. Я попыталась пожать плечами.
— Я ничего не умею. Кроме этого.
— Мы научимся. Мы обязательно научимся.
Я поняла, что с этого момента до меня есть дело. У меня есть это «мы». Она сказала «мы обязательно». В притоне разврата это звучит как клятва.

Кто-то меня заберет. Меня заберут отсюда. Меня заберут. Возьмут и заберут. Мне хотелось повторять это и повторять.

—-

Мы с Дарк уже второй месяц упражнялись в простом гомосексуальном семейном счастье.

— Да еду я, блядь, еду!!!!! Через сколько?! Минут через двадцать пять!!! В пробке я стою!!!!
— Одевай перчатки, холодно.
— Надевай перчатки. НА себя вещи НАдевают. Одеваешь ты… ну, меня вот сейчас ты одеваешь…
— Значит, тебя я Одеваю, а перчатки ты НАдеваешь?
— Ага.
— Нет, я бы все-таки поспорила… иногда я тебя НАдеваю.
— Дура ты безграмотная. Иди вон куртку НАДЕНЬ.

— Ассс!!!! Горячо же!!! Ты сдурела таким кипятком поливаться?! Я попозже зайду. Космическая баба.

— Сколько?! За эти десять сантиметров ткани?! Маруся, ты как вообще себя чувствуешь?!! Девушка, спасибо, не надо!! Не надо нам помочь!!

— Дарк, хочешь, позавтракаем где-нибудь? Дааарк?.. Пойдем сейчас в «Кофемолку», тут дорогу перейти? Ну? Там кашу, знаешь, какую варят? Ну давай, потихонечку встаеоом… В ванной гель для душа новый, вкусный. Даааарк?.. Ну надо, надо. Только сегодня и больше никогда тебе не надо будет рано вставать. Никогда, я обещаю. Только сегодня. Пожалуйста.

— Ну и кто этот ободранный фото-гуру?! Джаст а френд оф майн? А ты всех френдов с рук лимончиком кормишь?!

— Сделай мне приват!
— Больше тебе ничего не сделать?
— Ну пожалуйста, понарошку! Я в другой комнате сяду, а кам протянем сюда, а? Ты будешь мне по аське писать секс…
— Пойдем, поедим, а то у тебя профессиональная деформация психики развивается…

— Тебе партзадание было дадено: купить свежей рыбы и пакетиков для льда! Ты умеешь готовить мороженые почки?! Я не умею! Ты, Бурая, умеешь?! Видишь, и Бурая не умеет! И Лилька не умеет! А деньги последние были! На хуя нам с тобой мороженые почки?!

— Так как вы говорите, мэм?.. НАдевать? А как, простите, это называется? М? Я не слышу вас, мэм… По-моему, вы не совсем правы относительно использования глагола «НАдеть». Сейчас, мне кажется, я вас именно НАдеваю. Нет? Вижу, вы согласны…

Это, безусловно, зависимость. Легкая, взаимная и очень приятная зависимость. Зависимость взрослая, обдуманная, без ведомых и ведущих. Я немного побаивалась, что разучусь легко уходить, я с тоской прислушивалась к неприятным движениям внутри, если она говорила, что сегодня она не сможет приехать. Ночью я садилась рядом и смотрела на спящее родное лицо. Плотно закрытые глаза, забавно сложенные губы, нахмуренные брови, шарики пирсинга. Я могу бросить это все в любой момент. В любую секунду могу от этого отказаться, внушала я себе. Нет пока в моей жизни ничего по-настоящему дорогого. Я могу встать и уйти. Сейчас. В мороз. На студию.
На студию мы теперь ходили два раза в неделю. Мы.

Я считаю смс-общение инфантильным, я из тех бездушных, которые перезванивают в ответ на нежную смс-ку и уж, тем более, я никогда не храню их в телефоне, если только сообщения не содержат полезную информацию. Вообще, мне всегда проще потом сказать, что не дошла, чем отвечать. Даже чем читать. Но эту, от Дарк, я храню до сих пор. Как напоминание о Необходимости.
«Давай во вторник? Надо, чтоб ее не было в студии, когда придут. Я открою. Засунут ему новую чашку сердечком )».
Потом было много чего.
Звонок через секунду и мое сухое горло в ответ.
— Сообщение? Сегодня? Какое сообщение? Я ничего не получала. Смеешься, я ящик не чищу годами. Голос как голос. Да сплю я.

Да нет, не мой голос, на самом деле – это кто-то моим ртом сказал, я бы сама не догадалась.
В глазах появились зеленые червяки и желание выключить этот дешевый боевик. Мне срочно захотелось немного поспать, полежать в одеяле. Завернуться в плед и поспать. В синюю полоску плед.
— Бурая, ты там? Надо поговорить. Я приеду сейчас, ладно? ДА НА ХУЮ Я ТВОЕГО МЕМБЕРА ВЕРТЕЛА!

Я тупо смотрела на бахрому желтых стикеров на мониторе, Бурая ломала вторую спичку, пытаясь прикурить. Мы сидели молча уже минут двадцать, телефон лежал возле компьютера. Многоканальная разведка Бурой донесла, что они все-таки знакомы и ничто не забыто. Где была раньше эта разведка.
— Мы же не можем так, по-тупому, из-за смс-ки…
— Не можем.
— Но чашку эту, сука, я помню.
— Тогда Дарк в проекте не было.
— Значит, Настя… дела…
— Где ты ее взяла?
— Кого?
— Дарк. – Да что с лицом-то, боже мой, почему так сложно им шевелить.
— Дарк. Сама пришла. Слышала от знакомых, ты чего, не знаешь, как мы тут все?
— И ты не…
— Что я, блядь, «не»?! Что? Что я должна была?! Через Интерпол ее пробивать?! Как все, ты понимаешь?
— Ну, да. Да. Ты права. Что будем делать? Вторник – через два дня. Мы же не можем просто собрать шмотки, есть еще Тимур. Звонила Вале?
— Заблокирован временно… Тимур если узнает, что мы тут сами не смогли разобраться, что мы из-за бабских разборок подвергаем студию приезду кого бы то ни было… Нам будет очень плохо.
— Дверь она откроет… По вторникам у меня выходной. Не только по вторникам, но по вторникам – стабильно.
— А? – Бурая вдруг повернулась ко мне и очень внимательно посмотрела. – А. У тебя ж романтика еще в жопе играет… Точно. Я забыла. Бедная ты моя девочка.

Да, у меня играет романтика. Можно и так сказать. А можно еще сказать, что кроме нее у меня никого нет в этом большом и прекрасном, усыпанном лепестками роз, мире, и что до недавнего времени я не знала, что кто-то рядом может быть очень нужен.

— Не знаю, дамы, как вы, а я съебываю.
Валя нервно выдергивал из шкафа плечики с одеждой.
— И вам рекомендую делать то же самое. Студию на ключ, любовную записку на дверь, ключ в реку и в деревню к тетке.
— Они подождут, — мы стояли в дверном проеме дальней комнаты. Я, Лилит, Бурая. Стояли и смотрели, как мы теряем все. Оказывается, это не так уж и страшно, вполне спокойно можно смотреть, как все то, что ты начал привыкать называть «своим миром», терпит крушение и идет ко дну.
— Киса! – Валя резко остановился. – Кого они подождут? Рано или поздно сюда приедет Тимур. Когда ему надоест до тебя, Бурая, дозваниваться. И потом, вполне себе может быть, что это была легкая блажь обиженной девочки.
Бурая застонала, мы как-то не подумали, что еще придется скрываться от Тимура.
— Легкая блажь?! – заорала я. – Легкую блажь не выжидают по два месяца, ты понимаешь? Она там знает про тебя, про меня, про Аланика всю подноготную! Про Аланика… А ведь он сдал, да, в последнее время? – Я вплотную подошла к Валюше. – ОБНОН уже видит нашу дивную хатку бобра в нежных снах. А ведь раньше так не было, ты не заметил? Где, ты думаешь, он брал такое редкостное говно? В аптеке покупал? Может быть, это тоже наша подруга постаралась?
— Тише ты, блядь, не ори. – Лилит подошла и встала между нами.
— Он прав, Маруся, надо просто уехать отсюда. И предупредить, по возможности, всех.
— Или не предупреждать. А, вещи же тут… — мой взгляд упал на плюшевого кота Тани-Три-Икса.

Столько всего в первый раз происходит. Я стою и удивляюсь. Первый раз я стала нуждаться и создавать, первый раз я увидела своими глазами, что в местах, подобных нашему, бывают взрослые проблемы. Мы все понимали, что могут придти три прыщавых подростка и сказать нам «бу!», а мы посмеемся и разойдемся. Но может быть все совсем по-другому. Совсем. И проверять как-то, знаете, не хотелось: мы слышали много историй, когда, казалось бы – не поделили помадку. И, что самое неприятное, сейчас я даже приблизительно не представляю, как сделать все максимально правильно, честно, без пострадавших, никуда не сбегая, и чтобы сумма рук и ног по окончании истории оставалась хотя бы четной. Почему-то вспомнилась Таня-Три-Икса. Почему-то закололо в животе. А как же я?
— У меня есть кофе, — сказала Лилит.

Кухня была загажена чуть больше обычного: на полу стоял таз с замоченным бельем, банка-фонд была варварски разорена, стол залит чем-то липким, а воды в канистрах не было. Мы закурили. Зашумел чайник.
— Дарк была у тебя в гостях?
— Да, — сказала Бурая.
— Лиля, у тебя?
— Нет.
— Отлично, мы все поживем в твоей комнате в коммуналке…
— Ребята, однако, сегодня понедельник и уже 5-20 утра.
— Здравствуй-здравствуй новый день! – мрачно сказала Лилит. – Предлагаю жить в ночных клубах и отсыпаться в кинотеатрах, до лета. Умирать поедем на Ибицу.
— Это очень дорогое жилье, — улыбнулся Валюша.
— Маруся, а ты лично, что делать собираешься?
— Нет, спасибо, в моей жизни было достаточно интернатов. Что я собираюсь делать. Кофе попить. В гости сходить. Полежать-поспать.

***

Сейчас мне просто нужен секс. Хороший секс с ней. Нет, я убью эту суку.
Я открыла первую дверь – в квартиру. Мне нужно просто знать, что это Я заканчиваю. Я открыла дверь в ванную, мне показалось, я снесла ее с петель. Она наматывала на змеевик трусики, у нее были мокрые волосы и моя домашняя футболка. Сейчас она может сказать мне все, что угодно, но секс у меня будет.

А может собрать вещи и молча исчезнуть навсегда из моей жизни. Из нашей с ней жизни. Совсем. Мне стало жарко, я глотнула влажного воздуха.
— Привет.
— Привет. Ты чего ломишься в сапогах?
Слепая неконтролируемая ярость бросила мне кровь в щеки. У нее не может быть другой жизни, кроме нашей. Она тогда ведь так и сказала «мы».
Она сделала шаг назад. Потом еще один. Я тщательно закрыла дверь. Я подошла к ней так близко, чтобы она ощутила: я психопат. Сейчас не знаешь, чего ждать: я трахну тебя и убью. Убью и снова трахну. Молчишь? Страшно? Я положила свою ледяную ладонь на горячую щеку. Ощутила едва уловимое напряжение пальцами. Мокрые волосы. Я зажала себя в жуткий эмоциональный парадокс: я хочу, я ненавижу больше всего на свете. Я чувствовала ужас под своими пальцами, грань между жестокостью и похотью медленно тлела. Ревность? Нет, это для прыщавых соплежуев.
Ты еще не знаешь, что для меня в мире есть одна ценность – ты. И если тебе будет плохо, я буду умирать от боли. Но я хотела немного поковырять свои раны, поэтому я отвела свою руку от твоей щеки. И ударила наотмашь. Снова. И еще. Я дернула за волосы на себя, я выдохнула в шею. Игры кончились. Мы делаем еще шаг: я вперед, ты – назад. Я – аккуратный, ты – вопросительный. Ты очень осторожна. Тебя можно понять.
Долбаная всепонимающая сука.
Я взяла одной рукой ее за горло и с силой придавила к стене. Она слабо хрипнула. Я надавила еще. Чуть отпустила и ударила затылком об стену. Еще. Ты. Сказала. «МЫ». Ведь. Сказала? Смотри на меня. Так. И. Сказала. Мы. Она вцепилась мне в руку. Дурочка, неужели ты думаешь, что я способна на такое. Смешно. Я развернула ее лицом к стене и чуть надавила на шею, вниз, она осторожно подчинилась, теперь мы почти одного роста. Никому не нравится, когда по сухому, когда немытые руки и ногти в клею от фальшивого маникюра. Я вижу, как с каждым толчком она выдыхает на кафель. Наконец мне удалось почувствовать жалость — то ли к ней, то ли к себе. Тоскливая нежность затопила глотку. Нет, дорогая, я не слышу тебя. Меня ударили по ушам. С двух сторон. Ударили тем сообщением, отправленным по ошибке. Чугунным сообщением. Я глухая теперь. Я… я инвалид теперь. Я не могу теперь. Я вдохнула. Ваниль. Заломило виски, какой же тошнотный все-таки запах, от него блевать меня тянет. ЯСНО ТЕБЕ?

Я стянула с нее футболку, она повернулась ко мне лицом. Она плакала.
Ясно тебе? Вязкий, тягучий запах. Все запахи в мире ведут в эту блевотную ваниль. Я отпустила ее. Мне захотелось лечь.
— Сама уйди.
Ярость пыхнула и кончилась. Как ломит виски. Как я устала. Наконец-то кровь отлила обратно от головы. Изображение стало зернистым и белесым. Черт, нельзя же так подставлять свою жопу, ради секса и обиды. Я точно рассчитываю, что продержусь еще несколько минут.
— Эй!
Мир погас. Когда ты не можешь дышать, ты не можешь плакать. Когда я встану, чтобы духу твоего здесь не было. Не было. Никогда. Я хочу, чтобы тебя не было. Никогда не было.

—-

Лилит пафосно держит картонную коробку на вытянутых руках. На ней сногсшибательная куртка-аляска алого цвета и черный комбинезон. Здесь, за городом было еще очень много снега. Мы не умеем разводить костер, поэтому взяли с собой четыре зажигалки и пять номеров журнала «Панорама ТВ». Содержимое коробки было слегка спрыснуто спиртом с колой – больше у нас ничего не было.
В коробке были аккуратно сложены: длинное черное платье, драные чулки, фальшивые ногти, гольфы с помпонами, туфли на шпильке, мундштук, банка с намоченной бумажкой «Благотворительный фонд. Копейки не кидать», два фаллоимитатора, забытый Валюшин парик, матроска и подставка под зубные щетки. Поросячьего цвета с разводами мыла и зубной пасты.

——

Мария Круговая

Добавить комментарий

Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.